Исход зарубежных брендов одежды не оставил граждан «нагими, босыми и без пояса» — необходимость (или даже страсть) покупать вещи поддержала рынок секонд-хенда. По данным Московского кредитного банка, количество покупок в секонд-хендах с января по август 2022 года выросло в 2,5 раза, а суммы трат — в 2,1 раза. Такую же тенденцию отметили и в Почта Банке, чьи клиенты на 20% увеличили расходы на покупки вещей в таких магазинах.

Популярность «бывших в употреблении» вещей ожидаема — хоть импорт известных марок с трудом, но возможен, однако стал не всем по карману. Магазинам пришлось искать другие каналы доставки товара: в последнем пакете санкций ЕС в адрес России указана даже бывшая в употреблении одежда. Таким образом, стоимость перевозки вещей из европейских стран выросла на 10–20%. Свет в конце модного тоннеля исходит из окон секонд-хендов разного вида: винтажных магазинов, комиссионных люксовых бутиков, секондов «со своей атмосферой» и классических секонд-хенд-магазинов. При этом жизнь этого сегмента заиграла новыми красками не только в связи с падением доходов покупателей, но и благодаря тренду на осознанное потребление.

Как отмечают в hh.ru, существенно вырос спрос на специалистов в секонд-хендах. В Петербург прирост вакансий составил 75% за год. Компаниям нужны кадры разной направленности: продавцы, консультанты, оценщики одежды и обуви, бухгалтеры, упаковщики, комплектовщики заказов, менеджеры по продажам и по работе с клиентами, администраторы магазинов и торговых залов, директора магазинов или сети, а также HR-специалисты.

Многоликое б/у

Однако секонд секонду — рознь. В зависимости от сегмента одежды также разделяются и магазины. Так, в точках, специализирующихся на ресейле люксовых брендов, особые требования к сотрудникам, и оттого не каждого примут на работу.

«Из-за специфики работы в магазинах, подобных нашему, подходящих кандидатов сложно найти. Необходимо разбираться в моде, трендах, брендах, иметь чувство вкуса и стиля. Также важно следить за актуальностью вещей. И сотруднику недостаточно просто хорошо выглядеть — необходимо общаться с клиентами: как теми, кто сдаёт вещи, так и теми, кто их приобретает. У 18–19-летних девочек часто недостаточно коммуникативных навыков, они зажаты и не умеют общаться с людьми», — уверены в комиссионном брендовом бутике Vintage.

Ресейл ношеной одежды — давно не удел полуподвальных магазинчиков и легендарной питерской «Уделки». В этом направлении двигаются и маркетплейсы. Так, Lamoda запустила на сайте раздел с люксовыми брендами, где каждый может найти Chanel своей мечты и в описании товара узнать, имеет ли желанная сумочка дефекты после предыдущего владельца. При этом оценка товара такой категории — дело настолько тонкое, что такие кадры просто на вес золота.

«На рынке нет специалистов, которые могут прийти и начать работать с люксовой одеждой. Нам приходится самостоятельно обучать специалистов, однако перед этим они должны иметь опыт работы в магазинах люксового сегмента не менее 5 лет. Чтобы оценивать такой товар, необходимо, чтобы через руки человека прошёл огромный поток вещей. Поэтому специалистам с таким компетенциями не интересно работать в комиссионных магазинах», — рассказали «Вечерке» в комиссионном магазине брендовой одежды Newlife. moda.

Ярлычок наизнанку

Есть и другое понимание «люкса» — где ценность зависит не от раскрученности марки, вливания в её маркетинг и исходной цены на новые вещи. Нишевые секонд-хенды — нива энтузиастов от моды, фанатов узкого круга дизайнеров, чью эстетику они транслируют. По этому принципу формируют команду в Room Store: «Человек должен быть с нами на одной волне. Он должен испытывать любовь к Скандинавии и искусству скандинавских дизайнеров. Мы не работаем по принципу “перепродать мешок одежды” — каждая вещь отбирается индивидуально, и мы самостоятельно отправляемся на их поиски. Наша команда — это маленькая семья, и крайне редко нам требуются новые люди».

Волна популярности комиссионных и секонд-хенд-магазинов — дань не только образовавшейся нише fashion-ретейла, но и курсу на осознанное потребление, когда надоевшая или отжившая вещь не относится на свалку. Дать одежде вторую, третью и последующую жизни — не просто стремление сэкономить, но заявление, что обладатель таких вещей думает о завтрашнем дне. Некоторые секонд-хенды нередко совмещают в себе не только сбор вещей на перепродажу — но и на переработку. Так, в сети благотворительных секонд-хендов «Лепта» именно так и поступают: сдают совсем никудышные вещи и текстиль на утилизацию. По данным Российского экологического оператора, в стране действуют около 50 компаний-переработчиков. Объёмы образования текстиля при этом — 1,9 млн тонн в год, а мощностей для утилизации отходов из текстиля всего 18 тыс. тонн.

МНЕНИЯ:
А вам секонды нужны?

Алла Николаева, президент Санкт-Петербургской ассоциации флористов:

— Секонд-хендами не пользуюсь. Как-то заходила в такой магазин посмотреть на ассортимент, а там противно пахнет. На этом мой опыт и закончился.

Лялья Садыкова, омбудсмен Ассоциации предпринимателей индустрии красоты в Санкт-Петербурге:

— В секонд-хенды регулярно ходила в 2000-е. Была у нас с подружками такая традиция — раз в месяц пойти порыться. Найденные там джинсы все студенческие годы проносила. Тогда в секонд-хендах продавались бренды, которых не было в России (Zara, Motivi, Marks&Spencer). Они казались крутыми, хотя потом стало понятно, что это, по сути, масс-маркет. Сейчас вижу, что в интернете (на сайтах объявлений) много и быстро продаётся детских вещей, бывших в употреблении. Наверно, раньше они просто раздавались друзьям, знакомым, когда дети вырастали, а сейчас люди хотят заработать.

Александр Шмидке, экскурсовод, создатель авторских экскурсий о блокаде Ленинграда:

— К винтажным магазинам и секонд-хендам отношусь спокойно, но всё же предпочитаю брать новые вещи: вдруг чья-то старая одежда, прилично выглядящая на поверхности, окажется изношенной и порвётся в короткий срок. У новых вещей по крайней мере есть гарантия. А вот сдавать в качестве гуманитарной помощи старые вещи случалось пару раз.

Ольга Никитина, президент Гильдии психотерапии и тренинга:

— В секонд-хенде я покупаю давно. Но там непросто найти то, что нужно. Нужно не просто искать, а знать, что искать. И на это нужно выделить время.

Павел Сигал, первый вице-президент «Опоры России»:

— Помимо очевидной экономии, секонд-хенды приносят немало пользы. Прежде всего, эти магазины привлекают осознанных потребителей. Также неизменной популярностью секонд-хенды пользуются у представителей творческих профессий и молодёжи. Это связано с тем, что в секонд-хенде можно найти уникальные предметы одежды и аксессуары редких брендов и ручной работы. Рост популярности осознанного потребления также ежегодно увеличивает клиентскую базу секонд-хендов. К тому же многие потребители отмечают в последние годы снижение качества одежды, поэтому порой в секонд-хенде можно найти вещи лучшего качества по приемлемым ценам.

Александр Лебедев, академический руководитель образовательной программы «Менеджмент в ретейле» Высшей школы бизнеса НИУ ВШЭ:

— Среди моего окружения есть люди, которые покупают вещи в секонд-хенде. Это связано не с экономическими причинами, а с экологическими, с развитием экономики совместного потребления. Быть первым владельцем вещи сейчас — бонус, но не обязательное условие для горожанина. Поэтому неудивительно, что объёмы продаж и средние чеки покупок в магазинах секонд-хенд растут, а на маркетплейсах появляются такие разделы. Юлия Адашкевич, генеральный директор Кластера станкоинструментальной промышленности Санкт Петербурга: — Секонд-хенды были в России всегда, многие люди не могут позволить себе дорогие вещи из фирменных магазинов. В 90-е годы все с удовольствием ходили в секонды. Обычно там попадаются хорошие, качественные и новые вещи.

Фото: Дмитрий Фуфаев