Продолжаем путешествие по индустриальному наследию России (и его освоению средствами искусства, разумеется). Следующая остановка — ГЭС.

В прошлом материале (см. «ВП» №14’2022) упоминалась сравнительно новая для художественного поля (открытие состоялось в 2021 году) институция — Дом культуры «ГЭС-2» в Москве. Она дала возможность сохранить и реконструировать здание бывшей электрической станции. Многие ошибочно расшифровывают представленную аббревиатуру как «гидроэлектростанция», однако в столице речь идёт именно о станции городской. Более того, сооружение на Болотной набережной изначально именовалось «Трамвайная электрическая станция» и предназначалось для питания трамвайной сети.

Но в чём тогда отличия ГЭС и ГРЭС? Первая обычно действительно расшифровывается как гидроэлектростанция. Вторая — как городская (или государственная районная). И отличаются они, собственно, ресурсом питания: вода и… А тут уже могут быть вариации: нефть, дрова, торф, мазут, антрацит, каменный уголь и даже газ (в случае «Трамвайной электрической станции»).

Пример Дома культуры «ГЭС-2» — это комплексная работа с объектом, вышедшим из производственных процессов. При этом само здание как произведение инженерной мысли стало вырабатывать творческую энергию и питать культурную жизнь столицы вместо морально устаревшей трамвайной линии.

Современное искусство покушалось на подобные сооружения и в иных масштабах. Правда, не всегда удачно. Так, в 2020 году на самой крупной гидроэлектростанции в России, Саяно-Шушенской, расположенной на границе Красноярского края и Хакасии, было создано граффити высотой 52 метра. Лаконичное «Россия» сменило (довольно символично) ранее закреплённый на поверхности плотины портрет Владимира Ленина. Идея поработать средствами искусства с промышленным объектом и привлечь к нему таким образом внимание довольно актуальна. Однако в данном случае должного (или долгожданного) эффекта не произошло: ни сама надпись, ни её техническое воплощение (художники работали во время дождей, вследствие чего часть изображения сразу же «потекла»), ни уж тем более работа с экологической повесткой (при создании использовалось порядка 9 тонн краски) восторга среди зрителей не вызвали.

В Челябинской области (Большой Урал — наше промышленное всё) рядом с посёлком Пороги находится старейшая непрерывно действующая (до 2017 года) гидроэлектростанция России (пущена в 1910-м). И надо отметить, что объект этот небывалой красоты. Сейчас конструкция находится в печальном состоянии, но надежду вселяет профессиональная команда Саткинского краеведческого музея, которая взялась за музеефикацию и сохранение объекта. Пусть это будет примером с эффектом, обратным предыдущему!

И вишенка на торте — в Ленинградской области в городе Волхов тоже есть гидроэлектростанция. Более того, она до сих пор работает, и на неё всё ещё можно попасть! Через музей, разумеется.

Первая крупная гидроэлектростанция в России, объект культурного наследия — Волховская ГЭС — появилась в рамках реализации плана ГОЭЛРО. План этот предполагал создание аж 30 станций по всей России и превращал нашу страну в большую промышленную державу. Станция полноценно была введена в эксплуатацию в 1927 году и вырабатывала столько же киловатт электроэнергии, сколько производилось во всей стране в 1920-м! Именно она питала блокадный Ленинград по «кабелю с денежкой» — тому, что прокладывали под артобстрелами и изолировали бумагой с водяными знаками, предназначенной для выпуска денег. Другой в городе просто не нашли. Так и появилось народное название.

Перипетии судьбы заключаются ещё и в том, что этот кабель был изготовлен на территории завода «Севкабель», часть которого сейчас превращена в креативные пространства «Севкабель Порт» и «Исткабель». Честно скажу, что разобраться с посещением ГЭС довольно проблематично. Однако предполагаю, что неожиданное путешествие в неочевидный для этого город Волхов должно того стоить. Хотя бы с точки зрения этой самой неочевидности.

Текст: Мария ТУРКИНА
Фото: Дмитрий Фуфаев