В издательстве «Лимбус Пресс» вышла книга петербургского писателя Александра Проста под названием «Свистулькин». Это — блистательная мистификация. Тень злодейски убитого ветерана потёмкинских баталий является в ключевые моменты русской истории. Он предупреждает, он направляет, он стремится отвести беду…


«Вечёрке» удалось пообщаться с писателем и узнать, как организован процесс написания книги, следит ли автор за отзывами читателей, и как он относится и оценивает ставший недавно очень популярным среди художников политический акционизм.

— Как долго Вы работали над романом «Свистулькин»? Как организовывали процесс написания: писали по определенным часам, долго раскручивая идеи, или же были поглощены вдохновением?

— Мне довелось писать сценарий спиритического сеанса для «Музея Магии» на Невском. Все как-то удачно лепилось одно к другому, и я решил переделать в роман. Я, честно, не представлял сколько мне придется узнать, какое количество материалов нужно обработать, сколько нужно прочитать. Конечно, работать на вдохновении, когда ты пишешь прозу, невозможно, это слишком долгий процесс. Особенно в такой сложной работе, как «Свистулькин».

По правде говоря, я бы, наверное, и сейчас бы писал, если бы мне не помогла пандемия. Деловая жизнь полностью остановилась, все мои основные занятия, кроме литературы, тоже прекратились. Я сидел на даче, гулял и писал книжку. И, честно сказать, это было прекрасно.

— Следите ли Вы за откликом аудитории? Готовы ли столкнуться с критикой, если она будет?

— Мне кажется для творческого человека не следить за откликами и рецензиями практически невозможно. Это надо быть дзен-буддистом в стадии близкой к просветлению. Я, к несчастью, от этого очень далёк. Так что слежу, разумеется.

Готов ли я столкнуться с критикой? Ну, что ж делать, дураков на свете много. Конечно, каждому автору хочется получать отметки по однобальной шкале, как у Войновича в романе. Гениально! Так не бывает, к сожалению.

Пока я не встречал негативных отзывов о «Свистулькине», уверен, что они обязательно появятся. Нужно относиться философски, пытаться найти что-нибудь полезное для себя, становиться лучше, и не забывать, что самые твои любимые фильмы и книги тоже кому-то не понравились.

— У любого творческого человека есть свой стиль. В качестве примера можно привести музыкантов. У молодых исполнителей сейчас особая манера исполнения, подача звука. Ваши книги: «Свистулькин», «Смерть цвета бейсик», «Содержанка» — абсолютно непохожи друг на друга. Как Вам это удалось?

— Стилистическое и жанровое единство у исполнителей, у писателей, у режиссеров объясняется совсем не тем, что им не хочется по-другому. Я абсолютно уверен, что любому творческому человеку хочется пробовать совершенно разное.

Но мы сейчас живем в ультрарыночной экономике, и в ней произведение искусства такой же товар, как и всякий другой. Тот, кто его производит, ставит его на полку, чтобы покупатель в книжном магазине точно знал, на что тратит деньги.

Имя автора — это бренд. Поскольку за литературу очень мало платят, моя жизнь почти не зависит от писательских доходов, и я позволяю себе совершенно неверное в смысле маркетинга поведение, что невыгодно, но приятно.

— Как бы Вы оценили качество современной русской литературы? Следите ли Вы за творчеством молодых писателей?

— В современной русской литературе происходит куча всего интересного и нового. Есть, правда, грустный нюанс, что, к сожалению, литература сейчас живет для очень немногих читателей. Люди перестали, перестают читать книги, и во многом русская литература существуют для замкнутого профессионального круга. Писатели пишут для писателей. Это сильно и, на мой взгляд, не в лучшую сторону влияет на качество.

— За кем Вы следите в социальных сетях?

— За своими друзьями, за событиями около литературы, читаю регулярно публицистику Виктора Мараховского.

Если говорить о времени в интернете для развлечения, то я гораздо больше провожу на Youtube. Вроде тоже соцсеть, но я пользуюсь ей как площадкой с лекциями. Вот сейчас закончил слушать цикл лекций Сергея Дмитриева по истории Китая. Невероятно интересно.

— Заработок в интернете, «нет» высшему образованию, смелость во взглядах — это стиль жизни, который характерен для большинства молодежи. Как Вы считаете, современные веяния — прогресс или все же деградация?

— Я, откровенно говоря, не вижу ничего дурного ни в заработке в интернете, ни в осознанном отказе от высшего образования, ни в смелости.

Другое дело, что, как мне кажется, мы сейчас переживаем ужасный упадок образования молодёжи. Хотелось бы верить, что я ошибаюсь, и это не больше, чем старческое брюзжание.

— С развитием медиапространства появился и стал распространенным такой феномен как «инфоцыганство». То есть человек, не являясь экспертом, собирает общеизвестную/ недостоверную информацию, а затем продаёт людям. Как Вы считаете, возможно ли так получить качественное образование в интернете?

— Вне всяких сомнений, в интернете можно получать качественное образование. Больше того, я это постоянно и делаю сам.

Другое дело, что интернет, как и всякий другой источник образования, требует известных навыков. Чтобы научится, нужно уметь учиться. Можно без труда зайти в книжный магазин и накупить там таких книг, от которых ты станешь только глупее.

— Допускаете ли Вы акционизм художника в лоб критикующий власть? Или есть более тонкие способы выразить свою позицию?

— В политическом акционизме любого рода я вижу исключительно просьбу автора дать ему денег. Отношусь к этому, так же как к людям, которые просят мелочь возле магазина — с брезгливостью и желанием как можно быстрее прервать контакт.

Художник, по моему глубокому убеждению, может критиковать мироздание или общество, но никак не Путина с Байденом.

— Есть ли у Вас любимое место в Санкт-Петербурге?

— Вся моя жизнь прошла в центре Петербурга. Я жил несколько лет на «Пионерской» и чувствовал себя там изгнанником. Все остальные мои квартиры расположены не дальше метров двухсот от Фонтанки. Именно там – мой Петербург. Даже на Петроградке и на Ваське я чувствую себя немного туристом.

— Какие Ваши творческие планы? Есть ли задумки для новой литературной истории?

— Издание книг устроено таким образом, что, когда старая книга выходит, автор уже давно в середине новой. И я, конечно, прям по середине новой истории. Она, кстати, может быть станет основой для сериала. Правда, должен сразу предупредить, главная магия кино в том, что никогда неизвестно появится ли оно.

Анастасия Власенко