27 января – День полного снятия блокады Ленинграда: великая победа советского оружия, духа и воли к жизни. Праздничный салют, а затем — невероятная тишина: свобода от постоянных артобстрелов и бесконечного напряжения.

872 дня блокады унесли свыше 950 тысяч жизней горожан и солдат. Почти два с половиной года настоящего ада душили людей голодом, бомбардировками, артобстрелами.

Полное освобождение города произошло в ходе ряда наступательных операций. Об одной из них, известной как «Январский гром», мы расскажем подробно.


Поражает: прогуливаясь по Красному Селу, Пушкину, Павловску, мы наслаждаемся парками и дворцами. А ведь 78 лет назад здесь развернулись тяжелые бои: рокотала канонада, шли в наступление танки. Наши танки.

Приказано уничтожить

В результате операции «Искра» блокадный Ленинград получил сухопутный коридор, проходивший по берегу Ладоги, – проложенная по нему железная дорога (Дорога Победы) снабжала город продовольствием, медикаментами, боеприпасами.

Однако город продолжал подвергаться сильнейшим артиллерийским обстрелам: задача на полное разрушение Ленинграда, поставленная Гитлером в начале вторжения в СССР, продолжала решаться с ужасающей последовательностью: за все время блокады на город обрушилось 148 000 немецких снарядов.

Как рассказывает кандидат исторических наук Алексей Исаев, один из сильнейших артобстрелов немцы провели летом 1943 года – тогда на город обрушилось свыше 2000 снарядов. Дело дошло до того, что в 1942 году под Ленинградом находилось даже самое большое за всю историю войн орудие – Dora калибром 807 мм. К счастью, в дело оно не пошло.

«Группировка немецкой артиллерии находилась достаточно близко, чтобы простреливать весь город. При этом обстрел велся довольно хаотично, целью были именно жилые кварталы. Это был террор против мирного населения, — отмечает Алексей Исаев. – Для борьбы с артиллерией противника в Ленинграде в 1943 году был создан контрбатарейный корпус из 137 стволов артиллерии фронта, 58 стволов 101-й морской артиллерийской бригады (орудия до 356 мм еще царских времен)».


По блокадному городу вели огонь уникальные смертоносные орудия. Например, Kannone-3 калибром 240 мм, разработанные незадолго до войны и способные бить на 30 км. Присутствовали и два железнодорожных орудия K-5 Leopold 280 мм, которые регулярно меняли место дислокации, и их было сложно «ловить».

«Бороться с ними было не просто из-за большой дальнобойности противника. До них нужно было достать, — подчеркивает историк. — В какой-то момент артиллерия города и флота начала работать на упреждение – вести обстрел по районам предполагаемого расположения орудий противника. Например, за вторую половину 1943 года пушки контрбатарейного корпуса выпустили по немцам 50 тысяч снарядов крупного калибра, начиная от 120 мм. Но и немцы адаптировались к контрбатарейной борьбе: теперь их орудия стояли одно от другого на расстоянии 300 — 500 метров – приходилось целится не в батарею, а в отдельное орудие».

Необходимо было вывести из-под обстрела не только Дорогу Победы, но и сам город. Более того, требовалось вернуть и железную дорогу, идущую через Мгу на Ленинград.

Неудачные попытки прорыва блокады в лоб, осуществленные летом 1943 года, подтолкнули командование к свежим, подчас уникальным идеям.

«Решено было сменить направление удара и наносить его с Ораниенбаумского плацдарма, образовавшегося в сентябре 1941-го. Если его очертания нанести на карту, то мы увидим, что получившийся профиль в точности совпадает с дальностью огня морской и береговой артиллерии Кронштадта и береговых батарей форта «Красная Горка», — рассказывает Исаев.

Но немцев ожидало не просто наступление с плацдарма. Вишня на торте – удар изнутри кольца блокады. Удар срезал немецкую группировку, стоящую у Финского залива, а затем силы 2-й ударной и 42-я армии соединялись в районе Красное Село — Ропша. Планировалось разнести петергофско-стрельнинскую группировку противника, а затем продолжить наступление в юго-западном направлении на Кингисепп и в южном направлении, на Красногвардейск, а затем на Лугу.

Кино и немцы

Между тем, у немцев дела обстояли не лучшим образом: советско-германский фронт сыпался. При этом группа армий «Север» оставалась относительным островком спокойствия. Именно поэтому из нее активно изымали резервы.

«В этот момент на Украине Красная армия успешно наступала, и для того чтобы восстанавливать фронт, требовались дивизии, прежде всего, пехотные. Например, летом 1943 года 18-я армия под Ленинградом отбивалась от сил РККА пехотой численностью 96 тыс человек. К концу 43 года ее растащили по другим фронтам, и она просела до 64 тыс человек, — поясняет Исаев. — Естественно, немцы были вынуждены расставлять свои дивизии таким образом, чтобы выдержать следующее наступление. При этом они были уверены: нападать Красная армия будет снова в направлении Мги».

Между тем, за спиной фашистов оставалась выстроенная линия оборонительного рубежа «Пантера-Вотан» («Восточный вал»), тянувшаяся от Финского залива на юг, мимо Чудского озера. По планам немецкого командования, туда можно было отойти, когда ситуация станет крайне опасной. Поредевшая группа армий «Север» давно грезила об отступлении к этому рубежу.

По словам историка, беседы в ставке немецкого командования порой напоминали чаплинские комедии.

Так, в конце декабря 1943 года фельдмаршал Георг фон Кюхлер, командующий группой армий «Север», на одном из совещаний с Гитлером сообщил, что группа армий отойти готова, но, мол, бойцы хотят остаться на прежних позициях. Почему-то барон верил, что фюрер скажет: «Ой, да не надо, отходите на линию «Пантера». Но все пошло не по плану. «Если ребята хотят оставаться – то пусть остаются», — пожал плечами Адольф.

Почему же Гитлер не отводил войска? Исаев считает, что того беспокоила ленинградская промышленность — крупное оборудование не было вывезено: «Получалось, что если «Север» отступает на «Пантеру», то в город можно привезти работников, дать энергию, и станки закрутятся, оказывая помощь фронту. Кстати сказать, так потом и получилось».

Однако, фюрер все-таки проявил определенную заботу: передал группе армий 13 танков «Пантера» без двигателей и ходовой части для размещения на одноименной линии в качестве стационарных огневых точек.

Помимо этого, в 3-м танковом корпусе СС, оборонявшемся на подступах к Ораниенбаумскому плацдарму, находилось чуть более 20 обычных «Пантер» и 40 самоходных штурмовых орудий STUG III. Окопались здесь и обычные противотанковые пушки.

«Между тем, группу армий продолжали разбирать по кирпичикам. Сложилось так, что напротив плацдарма стояли чуть ли не худшие дивизии немцев – личный состав, переданный из персонала люфтваффе: офицеры – на троечку, боеспособность ниже среднего уровня по армейцам», — отмечает Алексей Исаев.

« из 2 »

Наращивая силы

Тем временем, на плацдарм переправляли 2-ю ударную армию под командованием генерал-майора Ивана Федюнинского в составе 92 тыс человек. Переброска велась по льду Финского залива. С собой они прихватили 248 танков и самоходок – по большей части Т-34, пять КВ. Более мощная группировка получилась у 42-й армии, наступавшей из Ленинграда: она насчитывала, помимо прочих, 85 КВ, 20 танков «Черчилль», всего 381 танк. В общем счете, к операции было привлечено 600 танков. Численность личного состава доходила до 122 тыс человек.

«Особенность в том, что танки предавались пехоте – весь смысл был в непосредственной поддержке наступающих, что необходимо для болотисто-лесистой местности, где шли бои, — рассказывает историк. — Еще одна особенность операции – привлечение артиллерии флота: это сотня орудий калибром более 100 мм, в том числе три боеспособные башни с линкора «Петропавловск» (ранее «Марат»). Приняли участие в этом деле и башенные батареи калибром 305 мм форта «Красная Горка».

Последних бойцов перевозили даже самолетами. Но при этом основная группировка оставалась в глубине плацдарма, в то время как на переднем крае находилась 50-я стрелковая бригада, остававшаяся на этих позициях уже второй год и не посвященная в детали операции. Кстати, именно она, начиная с 1 января 1944 года, активно подрывала немецкие проволочные заграждения и земляные валы, а накануне наступательной операции накопала «усов» в направлении противника, чтобы во время артподготовки сближение было максимально быстрым.

Прознали ли немцы о готовящейся операции? Ведь глобальное перемещение техники по льду Финского залива на Ораниенбаумский плацдарм они могли наблюдать с Дудергофских и Ропшинских высот.

Историк уверен: приготовления немцы увидели – было ясно, что по ним ударят с плацдарма и со стороны города. Однако они недооценили масштабы грядущего наступления, количество войск, которые будут задействованы.

«Тем временем, солдаты 2-й ударной в глубине плацдарма постоянно вели тренировки по преодолению препятствий – в учебных планах оно называется взрывным. То есть, личный состав должен был массово применять взрывчатку для уничтожения проволочных заграждений, противотанковых препятствий, минных полей, — поведал историк. — Только за двое суток до начала операции началось продвижение вперед. В ночь с 12 на 13 января выдвинулось тяжелое оружие пехоты, с 13-го на 14-е – сама пехота».

До начала наступления оставались считанные часы.

Продолжение…


Фото к статье: Наступление под Ленинградом. 1944. Автор: М. А. Трахман