Ровно 103 года назад, на пике революционных потрясений, 30 мая 1918-го, в финском местечке Ялкала (ныне поселок Ильичёво в Ленинградской области), на берегу озера Долгого (Длинного), в частном санатории доктора Циммермана «Питка-Ярви» (так по-фински произносится название озера Долгого) на 62-м году жизни скончался виднейший отечественный марксист и основатель Российской социал-демократической рабочей партии Георгий Валентинович Плеханов.

Оборвалась жизнь человека, в громадной степени повлиявшего на развитие русской политической мысли – прежде всего, естественно, ее левого спектра.

Становление лидера

Сей дворянин, с головой ушедший в революцию, увидел свет в родительском поместье Гудаловке Тамбовской губернии 29 ноября (11 декабря) 1856 года. Отцом его был отставной штабс-капитан Валентин Плеханов, а матерью – Мария Белынская. Как и полагалось в те далекие времена, сын пошел по отцовским стопам. Оказавшись в воронежской Михайловской военной гимназии, он блестяще окончил ее с золотой медалью, а затем подался в столичное юнкерское училище. В 1874 году уже слушал лекции в Петербургском горном институте, где получал за успехи Екатерининскую стипендию, но в 1876-м был исключен из этого элитного заведения якобы за «невзнос платы».

В действительности же дело упиралось в революционные порывы 20-летнего Георгия. В том же 1876 году он вступил в народническую организацию «Земля и воля», став вскоре одним из ее вдохновителей и руководителей. Перспективный революционер привыкает к повседневному литературному труду – пишет многочисленные теоретические и публицистические статьи. 6 (18) декабря 1876-го он участвует в бурной студенческой демонстрации у стен Казанского собора, где произносит программную речь, причем молодой рабочий Яков Потапов, стоя рядом с оратором, держал у всех на виду красное знамя. Этот эпизод запечатлен на памятнике возле Технологического института. Монумент вырос там весной 1925-го.

Спустя еще три года, в 1879-м, «Земля и воля» раскололась на две части – «Черный передел», чьи активисты углубились в пропаганду передачи деревенскому крестьянству львиной доли земельных угодий, и «Народная воля», посвятившая себя террору против царской государственной верхушки. Плеханов, возглавивший «Черный передел», не избегал также и «раскрутки» пролетарского движения в городах. Так, в разгар рабочей стачки на фабрике «Новая Бумагопрядильня» (на Обводном канале) 2 (14) марта 1878-го Плеханову, носившему тогда псевдоним Максимов-Дружбинин, грозили арест и весьма суровое наказание. Но один из закоперщиков этой стачки передал ему свои личные документы, что позволило будущей политической звезде скрыться под фамилией Тютчева от полицейского розыска, избежав в будущем суда и каторги.

Происходят и немалые перемены в семейной жизни Георгия Плеханова. В 1978-м девятнадцатилетним юношей он женится на Розалии Боград – выпускнице женской медицинской школы при петербургской Военно-медицинской академии и страстной стороннице народнического движения. Эта дама была на несколько месяцев старше своего избранника и происходила из зажиточной еврейской семьи, жившей в земледельческой колонии Добренькой под Херсоном, где Розалия, повзрослев, закончила Мариинскую гимназию. В 1880-м она вслед за мужем эмигрировала в Швейцарию. Там продолжала образование в Женевском университете, присудившем ей впоследствии степень доктора медицины, что дало возможность Розалии Марковне заняться частной практикой по лечению женского рака. Значительную часть получаемых за врачебный труд гонораров заботливая половина тратила на поддержание здоровья своего драгоценного супруга, страдавшего тяжелой формой туберкулеза – довольно распространенного в те времена физического недуга.

Розалия Боград

В браке родились четыре дочери, но выжили только две. Маленькая Вера умерла в возрасте полугода, а Марии суждено было достигнуть к роковому моменту пяти лет. Зато Лидия (по мужу Ле-Совере) скончалась в Париже весной 1978-го, «дотянув» до 97-летней планки, а Евгения (Бато-Плеханова) ушла в лучший мир в 1964-м, преодолев 81-летний рубеж, тоже в Париже. Обе уподобились матери, став дипломированными эскулапами. И они помогали – как в финансовом, так и в бытовом отношении – своему прославленному отцу. Связав судьбу с Розалией Боград, Георгий Плеханов обрел прочный семейный тыл.

Вдали от Родины

В сентябре 1883-го Плеханов формирует под небом Швейцарии первую русскую марксистскую организацию – «Группу освобождения труда». Тем самым он четко обозначил не только свой разрыв с народническим укладом (как его теорией, так и его практикой), но и закладку основ отечественного марксизма, делавшего принципиальную ставку не на деревенских крестьян, а на городских рабочих. В новую структуру, помимо самого Плеханова вошли такие убежденные «экс-чернопередельцы», как Павел Аксельрод (де-факто обер-идеолог сей ячейки), Лев Дейч, Вера Засулич, Василий Игнатов, а затем Сергей Ингерман.

Группа ставила перед собой пять стержневых задач. Две носили теоретический характер (перевод на русский язык важнейших трудов Маркса и Энгельса, их последователей – для распространения канонов научного социализма; критика народничества и разработка проблем русской общественной жизни с точки зрения марксистских оценок). Остальные три задачи имели практическую направленность (общедемократические преобразования; меры в интересах рабочих; шаги для пользы крестьян). Члены данной организации выпускали различную социалистическую литературу и наладили контакт с левыми «звеньями» на территории царской России.

Любопытно: Владимир Ленин, анализируя деятельность «Освобождения труда», отмечал как достоинства, так и недостатки сей группы, проявлявшиеся, по его мнению, в принципиальных подходах этой структуры. Группа, полагал Ильич, не была по-настоящему связана с рабочим движением и не дала конкретного анализа различных сторон и особенностей русского капитализма. Плеханов и его соратники не признавали-де специальных задач отечественной социал-демократии в борьбе за создание партии нового типа, отличной от «прогнивших» партий II Интернационала. Плехановцы, оказывается, не поняли, что на дворе – эпоха империализма и пролетарских революций, не прониклись четкими взглядами на взаимоотношения рабочего класса и крестьянства, рабочего класса и либеральной буржуазии. Они не сумели учесть роль пролетариата как гегемона в буржуазно-демократической революции.

Как вспоминал Лев Троцкий, в ленинском восприятии женевских социал-демократов, засучивших рукава еще в 1880-х годах, произошел на определенном этапе перелом. Когда Ленин убедился, что группа «Освобождение труда» не в силах «взять в руки непосредственное руководство боевой организацией пролетарского авангарда в обстановке близящейся революции, он сделал для себя отсюда все практические выводы». Вместе с тем, Ленин признавал и большую объективную роль плехановского детища.

Группа, говорил «вождь мирового пролетариата», теоретически основала российскую социал-демократию, сделав первый шаг навстречу рабочему движению.

Она вела твердую борьбу против народников, ревизионистов и анархистов, обосновав важность революционной теории в освободительной борьбе и раскрыв русским революционерам глубинную сущность научного социализма. Более того, Ленин великодушно назвал группу Георгия Валентиновича представительницей революционно-марксистского течения в русской социал-демократии. Историю марксизма в России Ленин вел, начиная с образования плехановской группы под небом тихой Женевы осенью 1883 года.

Позднее, на заре ХХ века, дотоле единый русский марксистский монолит разделился на две ключевые ветви – большевистскую во главе с Лениным и меньшевистскую под водительством Плеханова и Мартова. Разделился, как бы повторив в исторической перспективе путь общепланетарного христианства, бесповоротно расколовшегося в 1054 году на православие и католичество. Что же касается марксизма, то после Октябрьского переворота его адепты во многих странах тоже «разошлись» по коммунистическим (сиречь большевистским) и социал-демократическим (близким к меньшевистским) партийным «квартирам».

Надев на себя марксистскую тогу, Плеханов уже никогда более не возвращался к народничеству и вообще не менял своих духовных пристрастий. На стыке 1894 – 1895 годов он инициировал создание «Союза русских социал-демократов за границей», а спустя еще несколько лет, в 1900 – 1903 годах, принял живейшее участие в выпуске газеты «Искра», перенявшей свое название от стихотворного ответа сосланного в тьмутаракань декабриста Александра Одоевского на известный поэтический призыв Пушкина «Во глубине сибирских руд храните гордое терпенье…».

В ответе же говорилось: «Из искры возгорится пламя…» Да, ранние русские марксисты хорошо усваивали риторику прежних революционных поколений!

(Продолжение следует…)