Каждый день тысячи людей делятся тревожными сообщениями о пропаже своих родственников: стариков, детей. Причины могут быть самые разные. В таких случаях люди стали все чаще обращаться «ЛизаАлерт». «Вечёрка» узнала, как налажена система работы поисковиков и для чего простые люди идут в волонтеры.

На сегодняшний день он является самым крупным добровольческим поисковым отрядом. В его составе работают кинологи, следопыты, джипперы, квадроциклисты, прозвонщики.

Только в 2020 году по Санкт-Петербургу и Ленинградской области отряд получил почти 3 000 заявок о помощи найти пропавших. Из них 2 312 были найдены живыми, 233 погибшими, а 110 человек так и не найдены. Причем мужчины пропадают в два раза чаще женщин.

«Потеряться – не значит пропасть», – «ЛизаАлерт» совместно с «Билайн» запустили сервис смс-информирования, благодаря которому было разослано почти 10 миллионов смс для привлечения волонтеров, находящихся рядом с регионом пропавшего человека. Большая часть подписчиков находится в Москве и Санкт-Петербурге.

Самый лучший итог – найден, жив

Вся система поиска начинается с заявки на горячую линию отряда. Единственное условие – подать заявление о пропаже человека в полицию. Принятую заявку оператор передает в нужный регион. «ЛизаАлерт» находится в 60 регионах страны.

Далее в работу заявку берет информационный координатор (спасатели отряда называют их «инфорги»), он связывается с родными, берет фотографию, уточняет подробности пропажи, приметы, привычки – любая информация, которая может помочь в поисках.

Далее инфорг ищет координатора, который будет на месте согласовывать работу добровольцев. Они вместе решают, где будет штаб поиска, сколько необходимо распечатать ориентировок, нужно ли оборудование для данного поиска, сколько необходимо привлечь добровольцев.

Назначается время и место сбора, куда приезжают добровольцы и получают задачи, которые необходимо выполнить. Любой поиск проходит при тесном взаимодействии с полицией. И самый лучший итог – найден, жив. 

Но все же пандемия внесла свои коррективы в работу спасателей. Руководитель пресс-службы ПСО «ЛизаАлерт» СПб Антон Паулин отмечает, что работать стало сложнее, отряд был вынужден адаптироваться к новым условиям.

«Мы старались максимальное количество заявок на поиски пропавших обрабатывать без организации штаба, то есть автономными группами, – рассказывает Антон. – Старались обходиться без масштабных выездов, чтобы избежать скопления большого количества людей. Мы работали только сформированными двойками, без права замены пары. То есть, если один не может, то не может и второй».

Конечно, стоит учитывать время года. Так как летний и зимний поиски отличаются. В зимний период людей, к счастью, пропадает меньше. И в основном отряд в этот период имеет дело с городским поиском – потерявшиеся дети, сбежавшие из дома подростки, дезориентированные пожилые люди. Но сталкиваться с природными условиями все-таки приходится. Например, искать «любителей» зеленых красавиц. И тогда у поисковой группы гораздо меньше времени.

Так как в теплое время года люди могут прожить в лесу довольно долго, питаясь ягодами. Как отмечают спасатели «ЛизаАлерт», рекордный случай был, когда пожилую женщину нашли в лесу живой на восемнадцатые сутки.

«Репостила ориентировки, но в сам отряд долго не решалась вступать»

Екатерина Будяковская – волонтер «ЛизаАлерт» с 2014 года

«Узнала я об отряде, как и большинство людей, увидев ориентировку в сети. Это был 2013 или 2014 год. У нас в области пропал молодой человек, и тогда был массовый репост его пропажи. Я следила за отрядом, за новостями, репостила также ориентировки, но в сам отряд я не решалась вступать, потому что мне казалось, что я не подхожу. Что здесь люди – это аттестованные спасатели, сотрудники полиции, которые в свободное от работы время занимаются поисками.

И вот, в 2014 году я увидела объявление о том, что идет набор информационных координаторов, то есть людей, которые должны прозванивать заявки, общаться с родственниками, обзванивать больницы. И я подумала, что из дома я смогу помогать. Списалась с координатором питерского отряда, на что мне ответили, что, да, идет набор.

Позже мы все встретились. Тогда нас было очень мало, человек восемь. Я поняла, что это обычные люди, со своими заботами, проблемами, никакие это не «супергерои». Ругала себя, что так долго не присоединялась к отряду, могла бы сделать это гораздо раньше.

В феврале уже будет шесть лет, как я занимаюсь поисками пропавших. Решила этим заниматься, потому что я могу это делать, и потому что всегда в моей жизни была потребность приносить людям добро, как-то помогать.

Порой, действительно, если не мы, то никто. Это проблема очень остро стоит. И желающих искать на добровольной основе очень мало.

Больше всего в работе впечатляет детские поиски. Потому что они характерны огромным количеством людей, невероятным внимание со стороны средств массовой информации. Также выходят все службы для того, чтобы сообща искать вместе с нами. И результат всегда очень запоминающийся, даже если он печальный. Потому что всех погибших детей мы помним по именам, и всех, кого находили.

И, естественно, с обратной стороны, когда ты находишь живого ребенка, наверно, нет большего счастья. Радуемся также сильно, как и их родители».

«Наше направление хорошо для тех, кто хочет помогать, но не может поехать на поиск»

Светлана Соловьева – руководитель направления ГКП «ЛизаАлерт»

«В 2017 году пропал ребенок в нашем городе. И я, как и многие другие, пошла на поиски. Сложно оставаться в стороне, когда у кого-то горе, и в этом мало, кто готов помочь.

В настоящее время я не только руководитель направления ГКП (прозвонщиков), но я также занимаюсь звонками. Деятельность нашего направление заключается не только в прозвоне больниц, но и других учреждений, где теоретически может оказаться пропавший или те, кто может помочь полезной информацией.

Например, БРНС, отделы полиции, станции СМП, морги. Область звонков всегда чётко обозначена инфоргом поиска. Наше направление хорошо для тех, кто хочет помогать, но не может поехать на поиск.

Если говорить о данном направлении, то оно очень эффективно. Помимо возможности найти пропавшего, у нас есть возможность добыть ценную информацию, способную помочь при поиске.

Мы ежедневно сталкиваемся с разными людьми, у каждого из которых свой характер, настроение, мировоззрение. Наша задача в умении находить общий язык со всеми. Это всегда пригодится и в повседневной жизни.

Помогать людям – это прекрасно. Поэтому я бы не назвала ГКП работой. Это и есть часть жизни каждого из нашего направления. С тех пор, как прозвоны вошли в мою жизнь, я стала более чуткой, научилась лучше разбираться в людях и быть уверенней.

Теперь я понимаю, что многое возможно – главное уметь общаться, находить нужные слова. Да, к сожалению, бывают случаи, от которых тяжело абстрагироваться. Например, когда без вести пропавший находится в больнице, в которую ты звонил ранее, но там не дали никакой информации. Это всегда огорчает. Начинаешь думать, насколько ты качественно звонил, искать возможные ошибки в диалоге, прокручивать в голове разговор, анализировать.

Ну и, конечно, всегда особо тяжело, когда находишь пропавшего погибшим».

Кристина Мокроусова