Волонтёры проекта «Витражи Санкт-Петербурга: инвентаризация» занимаются поиском, фотофиксацией и описанием старинных витражей исторического центра города. По итогам работы был сформирован каталог и общедоступная тематическая карта на сайте vitroart.ru   

Один из инициаторов проекта, председатель ВООПИиК (Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры) Сергей Васильев рассказал о работе волонтёров, о тенденции к полному исчезновению витражей и о сложностях, с которыми сталкиваются участники проекта в ходе инвентаризации.

– Банальный вопрос: что подтолкнуло вас к созданию подобного проекта?

– Я занимаюсь градозащитой и охраной памятников уже 35 лет. Витражная тема всегда была на периферии – к ней было не подступиться. Витражи – очень хрупкое и беззащитное наследие.

Дома защищать всегда легче, чем их отдельные декоративные элементы. Сколько мы за это ни пытались браться, ничего не получалось. Государственные органы реагировали на некоторые жалобы по поводу уничтоженных или демонтированных витражей, но мы нуждались в системном подходе.

Случай свёл меня с исследовательницей витражей Татьяной Княжицкой. С ней мы пришли к выводу, что необходимо начать с исследования, чтобы выявить, какие витражи сохранились.

А впоследствии уже проанализировать, какие из этих витражей в опасном состоянии, какие под угрозой, какова динамика их исчезновения.

– Могли бы вкратце рассказать, какие районы города уже внесены на карту старинных витражей? Витражи каких районов ещё планируете исследовать?

– Уже внесён Василеостровский район, мы начали его исследовать в 2019 году, и Петроградский, закончили его исследование в прошлом году. По этим двум районам выпустили книги «Петербургские витражи: инвентаризации 2019-2020. Васильевский остров» и «Петербургские витражи: инвентаризации 2019-2020. Петроградский район». Сейчас вносится информация по Центральному району, следующий – Адмиралтейский.

– Легко ли было найти волонтёров?

– Вначале мы пытали действовать при помощи программы «Открытый город». Что-то мы обследовали при таком взаимодействии; но впоследствии мы осознали, что лучше не использовать уже имеющиеся структуры, а просто найти энтузиастов.

Я написал тогда на своей странице «ВКонтакте» объявление о поиске волонтёров. На него откликнулось просто огромное количество людей; большую часть из них я даже не знал – и студенты, и пенсионеры. Только через соцсети набралось около 50 человек. Все те, кто хотел провести свой досуг, исследуя парадные, фотографируя витражи и, вообще, соприкоснуться с этой темой.

– Чем конкретно занимаются волонтёры?

– На первом этапе (Васильевский остров) мы разбили исследуемую территорию на квадраты и выделили на каждый по два-три человека. Этим двум-трём волонтёрам нужно было обойти все дома «квадрата» и тщательно всё зафиксировать (верхняя фрамуга, межэтажная площадка, фрагменты декоративного остекления и т.п.).

Все участники были вооружены методичкой.

В Петроградском районе сложилась иная практика волонтёрской работы: среди участников стало уже больше опытных людей, профессиональных фотографов. Один из них, мой полный тёска – Сергей Васильев. Нам очень важна качественная фиксация, а не любительская съёмка.

Фактически, сейчас всё делается усилиями очень небольшого количества людей. Сперва было нужно много волонтёров, а когда пошла профессионализация, когда система стала отработана, количество стало уже не так важно.

– Как стать волонтёром?

– Важно понимать, что сейчас требуется от волонтёров: на данном этапе мы, в основном, занимаемся занесением в базу собственных данных.

Также необходимо обрабатывать фотографии и тексты, вести соцсети; для всего этого необходимы определённые редакторские, искусствоведческие навыки.

Нужны люди, которые смогут связываться с разными структурами, чтобы попадать в определённые здания. Чтобы попасть в жилой дом, достаточно просто подождать у парадной или переговорить по домофону с жильцами; но, чтобы попасть в организацию, надо писать туда запросы.

– Как относятся жители многоквартирных домов к вашей деятельности?

– По большей части отношение положительное. Я даже не помню негативных реакций. Бывало, что не впускали, но крайне редко. Для жильцов дома важно понимать, кто ты такой. Поэтому, когда говоришь, что ты из ВООПИиК, сложностей обычно не возникает.

– Каково общее впечатление сформировалось в процессе работы над проектом: разочарование от того, что так много витражей разрушено или напротив, восторг от того, сколько в Петербурге сохранилось прекрасных витражей?

– Всё же не разочарование. Ожидание того, что всё плохо, имело место быть, но в процессе мы наблюдали множество уцелевших витражей. Сохранились они не целиком, а их части – это, конечно, грустно, но вполне ожидаемо.

Часто по фрагменту невозможно даже представить, как витраж выглядел целиком. К сожалению, проекты витражей почти нигде не зафиксированы, как, к примеру, зафиксированы проектов домов. И мы можем восстановить образ витража только по каким-то словесным описаниям и случайным снимкам.

Но, в целом, если говорить про Василеостровский и Петроградский район, мы удовлетворены – много ещё сохранилось, но идёт их плавно исчезновение.

– Есть ли у вас какое-то самое любимое место с витражами в Санкт-Петербурге?

– Сложно назвать. В связи с проектом на меня обрушилась лавина таких удивительных витражей, что я даже затрудняюсь вспомнить витражи, которые мне нравились до этого. Наверное, моих любимых витражей уже нет, я их не застал.

Это витраж из моего дома, где я родился, на Малой Охте; дом до сих пор есть, но витража там уже давно нет.

– Какой дом с витражами порекомендуете посетить человеку, только начинающему знакомство с этим видом искусства?

– В первую очередь, это связано с доступом на лестницы. Я что-то порекомендую, а вот жители могут и не пустить. Могу порекомендовать дом Бака и дом Эрлиха; сами жители добились того, что декор и витражи были сохранены и отреставрированы.

Дом Бака – это пример того, как надо делать и того, как бы выглядели многие питерские дома, если бы в них были такие замечательные собственники.

Анна Бондаренко