Масочный режим, социальная дистанция – всё это лишь малая часть последствий эпидемии. Пандемия коронавируса значительно повлияла на все сферы человеческой жизни. Рынок труда не стал исключением. «Вечёрка» продолжает рассказывать, как справляется работающая молодежь в этих условиях.

Согласно статистике сайта HH.ru, в ушедшем году количество так называемых стартовых вакансий для молодых соискателей составило примерно 6%, что является худшим показателем с 2019 года.

В это же время прирост размещенных резюме в этой категории составил 2%, а средний конкурс на вакантное место – 13 человек. Безработица среди молодых людей от 15 до 19 лет по результатам первого квартала 2020 года составила 21%, в категории от 20 до 24 лет — 11,7%.

Работодатели активно сокращали молодой персонал, уменьшилось и количество вакансий с предварительным обучением. Наиболее востребованными стали опытные работники, которые могут сразу включиться в трудовой процесс и выдавать результат.

На сегодняшний день самыми популярными вакансиями в категории «без опыта» являются вакансии уборщиков, пеших курьеров, продавцов-кассиров и промоутеров.

«Вечёрка» пообщалась со студентами и выпускниками вузов о том, как повлияла пандемия на их трудовую деятельность.

Анастасия, 22 года, выпускница СПбГЭУ:

«Как раз в разгар пандемии я искала работу, и это было очень сложно. Большинство компаний находилось в тяжёлом положении, многие работодатели выдвигали завышенные требования (чтобы взять лучших, как я понимаю), а по профессии предлагали «удалёнку», на которой я в принципе не могу нормально функционировать.

Так и получилось, что в разгар локдауна я не работала. Устроилась в октябре, и сразу пришлось привыкать носить часами маску, не снимая, всё-таки работаю с людьми.

Ещё из особенностей – постоянная обработка помещений всякими антисептическими жидкостями, споры с гостями, которые не хотят маски носить, ну и моё любимое – контроль количества посетителей. Естественно, такие меры вызывают массу недовольств.

Работаю в котокафе и знаю, что наше заведение в локдаун было тоже закрыто. Но котов почти сорок штук, их никуда не денешь. Сотрудникам за половину ставки приходилось по полдня проводить с животными в пустом кафе.

Было грустненько».

Кирилл, 20 лет, студент ЛГУ им. А.С. Пушкина:

«Летом 2020 года я устроился в кофейню. Работать приходилось в маске и перчатках, но с какими-то супер жёсткими ограничениями я не сталкивался. Конечно, 12 часов работать в маске не очень удобно. Нам пришлось работать либо на вынос, либо в летнем кафе, в зале принимать гостей было нельзя. Из-за этого работа стала зависеть от погодных условий.

Осенью, когда ограничения ослабились, открылся зал, где мы могли уже полноценно обслуживать посетителей. Уволился я из-за того, что стало тяжело совмещать работу и учебу».

Анастасия, 26 лет:

«Я поменяла несколько работ. К марту закрылась кофейня, в которой я работала. В период с марта по май я занималась фрилансом. С мая по ноябрь устроилась работать в государственную лабораторию воды (я – химик по образованию).

Уволилась потому что платят там бесстыдно мало для второго города страны.

Сейчас снова работаю фрилансером, параллельно подрабатываю в Академии художеств. За время пандемии мой доход снизился, на треть минимум».

Александра, 21 год, студентка ЛГУ им. А.С. Пушкина:

«До пандемии я устроилась работать в музей для детей. Когда еще про коронавирус говорили не так много и не вводились какие-либо жёсткие ограничения, мы начали замечать, что к нам приходит всё меньше посетителей.

Последний рабочий день был 25 марта 2020 года, после этого мы закрылись. Примерно тогда мой университет перевели на дистанционное обучение.

Открылись мы после локдауна, уже в сентябре. Мы поработали где-то два с половиной месяца, после чего закрылись снова.

Окончательно (я надеюсь) нас открыли в начале февраля.

Наша работа сильно не поменялась (если не считать маски, перчатки и ограничение на количество посетителей). Мы постоянно обрабатываем помещение антисептиками, постоянно меняем маски. После карантина наша компания вошла в семерку «самых пострадавших бизнесов».

Михаил, 21 год, БГТУ «ВОЕНМЕХ» им. Д.Ф. Устинова:

«Я работаю прорабом на стройке, занимаюсь организацией процесса работы, организацией поставки материала, снабжением и т.д.

Летом был сезон, потому мне досталось три объекта, я мотался по ним ежедневно, проверяя, как проходят работы. Тем самым за месяц оплатил себе обучение в ВУЗе.

В денежном плане пандемия на меня повлияла отлично, в плане учёбы с точностью наоборот. Спать я себе позволял всё лето по 3 часа, потому что элементарно на это не было времени».

Как видно из ответов респондентов, коронавирус так или иначе внес изменения в их трудовую деятельность, с которыми приходилось справляться. Из-за ограничений и невозможности полноценно работать в период локдауна, упал доход. Будем надеяться, что в этом году ситуация на рынке труда изменится в лучшую сторону.

Екатерина Щукина