Повесть была опубликована в 1836 году, в третьем томе «Современника». История, как нос гулял по Невскому проспекту, а петербуржцы ничего не заметили, предвосхитила абсурдную литературу XX века. И не слишком понравилась современникам.

К юбилею повести «Вечёрка» разбирается, почему пропал именно нос, кто такой майор Ковалев, и как современники приняли такую фантазию Гоголя?


Проснувшись однажды утром, коллежский асессор Ковалев обнаружил пропажу носа, что для человека такого звания совершенно неприлично. Пока майор искал потерянное, нос жил собственной жизнью: побывал в хлебе цирюльника, искупался в Неве, обратился статским советником, попытался бежать из города. Его поймали и принесли законному владельцу. Следующим утром нос вернулся на законное место. Что это за история такая неправдоподобная, восклицает сам Николай Васильевич в конце. Больше похожа на кошмарный сон.

Сначала так и было. В первой версии повести все события объяснялись просто – Ковалеву все приснилось. Однако редактор «Московского наблюдателя» отказался публиковать ее, назвав плохой и банальной. «Нос» могла бы постигнуть участь второго тома «Мертвых душ» и «Ганса Кюхельгартена», если бы не Пушкин. Он считал повесть прекрасной шуткой и хотел издать ее в своем журнале «Современник». Мнительный Гоголь долго не соглашался и уже перед публикацией переработал повесть, убрав все разумные объяснения происходящего. В оставшемся варианте царят фантасмагория и абсурд.

Фантастический Петербург, в котором прохожих совершенно не смущает нос в костюме статского советника, создан из трансформированных деталей реальности. Читатели-современники легко считывали реальный подтекст, но нам он уже не совсем понятен.

Что мы знаем о Ковалеве? Он носит чин кавказского коллежского асессора и собирается жениться. Чин коллежского асессора получали двумя способами: сдавали экзамен по всемирной истории и математике или отправлялись на Кавказ. Второй путь был опаснее. Настолько, что одно из тифлиских кладбищ получило название «ассесорского».

Однако выжившие чиновники, отслужившие на Кавказе, получали пенсию или земли. Так читатель узнает, что Ковалев вернулся с Кавказа, приобретя довольно важный чин, дающий потомственное дворянство и приличную пенсию. Но мало того: хитрец Ковалев представляется майором, заменяя свой гражданский чин на такой же, но военный, который ценили больше.

Так он поднимается на половину ранга выше, хотя и рискует. Закон прямо запрещал такую хитрость, расценивая обманщика как самозванца.

Обнаружив пропажу носа, Ковалев сокрушается: «Пропал ни за грош». Потеряй чиновник нос в сражении на Кавказе, и мог бы претендовать на компенсацию. А теперь все планы висят на волоске: на государственную службу запрещено было брать неизлечимо больных, а отсутствие носа – явный признак нездоровья.

И отсидеться дома он не может: события в повести происходят 25 марта, когда празднуют Благовещение, и все чиновники должны собраться в кафедральном соборе города. Вот и встречаются Ковалев и его нос в Казанском соборе.

Почему же пропал именно нос? Вариантов ответа много, один из популярных – Гоголь стеснялся собственного носа. Многие знакомые классика описывают нос писателя как длинный, крупный и заостренный. Сам писатель называл его «птичьим», это еще и каламбур, гоголь – птица семейства утиных. Вызывал ли нос иронию или раздражение у Гоголя – мы вряд ли узнаем, но в его произведениях разнообразных носов много.

В «Невском проспекте» пьяный жестянщик Шиллер требует отрезать ему нос за ненадобностью, эту же часть лица дамы называют главным недостатком Чичикова, а герой «Записок сумасшедшего» считает, что на Луне живут одни носы, людей нет.

Такие сюжеты кажутся нам странными, но читатели начала XIX века привыкли к огромному числу носов: отрезанных, запеченных, неожиданно исчезающих и появляющихся – были намечены все темы, которые легли в основу повести Гоголя.

Николая Васильевича вдохновил, например, роман Лоренса Стерна «Жизнь и мнения Тристрама Шанди», где из носа главного героя сделали яичницу, а нос другого героя действовал практически самостоятельно.

Распространилось множество анекдотов о злоключениях носачей, которые вызывали насмешки и отвращение своим видом. В водевиле Писарева «Волшебный нос, или Талисманы и финики» у героев вырастают огромные носы из-за фиников.

В литературных альманахах печатались анекдоты об отрезанных носах, которые находили в свежеиспеченном хлебе, а искусные доктора приставляли их на место. В начале повести Гоголь прямо пародирует газетную хронику и журнальные сообщения, усиливая свою карикатуру.

Ожидаемо «Нос» приняли прохладно. Критики увидели в повести лишь бессмысленный анекдот и фарс с натуралистическими сценами, вульгарным языком. Даже ближайший друг Гоголя Степан Шевырёв называл рассказ о майоре Ковалеве одним из «самых неудачных созданий».

Все это не помешало «Носу» вдохновлять музыкантов, художников и писателей. Дмитрий Шестакович создал одноименную оперу, чья премьера в России в 1930 году собрала множество критических рецензий, и которую ставили в различных зарубежных театрах.

По мотивам повести художник Кирилл Голубенков создал картину «Сон коллежского асессора».

В Советское время диссидент Андрей Амальрик переделал повесть в пьесу «Нос! Нос? Но-с!», и оказалось, что Гоголь не потерял актуальность и в XX веке. «Нос» Гоголя стал частью русской абсурдистской литературы, а жизнь в Петербурге майора Ковалева иррациональна и подменена логикой абсурда.

В реальном Петербурге повесть тоже добавила немного абсурда. В нашем городе целых три памятника носу майора Ковалева. В 1995 году на стене дома №11 по Вознесенскому проспекту разместили барельеф, созданный художником и писателем Резо Габриадзе, архитектором Вячеславом Бухаевым и скульптором Василием Аземшой.

Но ночью 2002 года 100-килограмовый нос из розового мрамора пропал. Мастера быстро создали почти точную копию (не считая прыщика на самом кончике) и установили новый нос на фасаде выставочного зала Музея городской скульптуры.

Примерно в это же время нашли барельеф, исчезнувший с фасада дома на Вознесенском проспекте, и вернули на место. Полноценную скульптуру Носа установили в 2009 году во дворике филфака СПбГУ. Там он стоит на тонких ножках в форменной шинели.

В Петербурге регулярно проходят мероприятия, связанные с Гоголем и его произведениями. Театр-проект «Музыка города» и кукольный театр «Картонный Дом» проводят прогулку-феерию по местам повести «Нос»: Сенной и Казанской улице, Вознесенскому проспекту, Гороховой и Морской.

Анастасия Котельникова