По данным IT-компании «Эвотор», почти каждый десятый салон красоты в России не пережил пандемию, а крупнейшая в стране сеть магазинов косметики и парфюмерии потеряла 95% выручки во время вынужденной самоизоляции, сообщает РБК.

Информация, подтверждающая кризис индустрии, основывается на данных, собранных с онлайн-касс, на которых работают почти 700 тысяч отечественных предпринимателей. Статистика показала, что 11% салонов не открылись в прошлом году после отмены карантина.

Корреспондент «Вечёрки» пообщалась с руководителями бьюти-пространств в Петербурге, чтобы выяснить, как они спасали свой бизнес во время карантина.

Вячеслав Гордеев, владелец сети салонов «KOPNA», рассказал, что для восстановления прибыли докризисного уровня понадобится полтора года. Коронавирус повлиял на людей: одни остались работать удаленно, и меньше предъявляют требований к внешнему виду, а другие боятся заразиться.

Интересно, что салон пережил карантинные каникулы благодаря бару Вячеслава, которого, правда, он лишился позже.

«В апреле того года, когда объявили карантин, к нам в салон приходили сотрудники Росгвардии и выгоняли клиентов из салонов. Нужно было найти какой-то выход. У меня был бар. Я его адаптировал, поставил мойки, и мы обслуживали посетителей в закрытом баре. Мы весело проводили время весь апрель и красили клиентов. Но сейчас бара нет — это моя потеря», — поделился руководитель сети.

Марина Николаева, владелица парикмахерской «АВРОРА» рассказала, что спустя год после объявления локдауна они потеряли 60% клиентской базы. Люди ушли к частным мастерам, или обслуживают себя сами, потому что нет денег на услуги красоты.

От государства Марина получила материальную поддержку в 18 тысяч рублей. Этих денег, конечно, не хватило, чтобы перекрыть долги. Налоговые каникулы имели множество сложных нюансов по оформлению, поэтому Мария оплатила сумму за весь карантинный период, так ей показалось проще.

При открытии появились новые трудности — требования СанПиН. Салоны обязали закупить оборудование, маски, перчатки, одноразовые халаты и шапочки для мастеров на 10 дней вперёд, термометр, антисептики и растворы для обработки.

Цены, рассказывает руководитель салона, на все товары сильно выросли, поэтому закупить всё необходимое сразу не получается.

«Если придут с проверкой и начнут «докапываться», то «докопаются» 100%. Ты можешь весь список выкупить, и всё равно что-то не подойдёт, или не имеет сертификацию. Мы до сих пор всё закупаем, потому что для нас это очень большой вклад. Денег брать неоткуда, потому что закрываем какие-то свои долги, или долги по аренде», — призналась Мария.

Корреспондент пообщалась с директором ещё одного салона, который находится в Центральном районе города.

По её словам, студия также столкнулась с проблемами: мастера и клиенты ушли, аренду и налоги никто не отменял, остались долги, и сложно выполнимые требования. По словам женщины, весь её заработок и пенсия уходят на оплату помещения.

Директор рассказала и о проверках. Во время карантина в студию на педикюр хотела записаться женщина. Позже дети руководительницы видели у салона мужчин с камерами. Она считает, что эти два события связаны. По такой схеме штрафуют салоны.

«Вечёрка» пообщалась и с жителями Петербурга, которые регулярно посещают салоны красоты. Семьдесят процентов опрошенных девушек рассказали, что на время карантина перестали ходить на привычные бьюти-процедуры, из-за страха заразиться, и неизвестности.

Тридцать процентов опрошенных посещали парикмахерские во время запрета. Мастера приглашали постоянных клиентов на дом. Студии тайно принимали посетителей.

Участник опроса, Павел не планировал ходить в барбершоп во время карантина, но из цирюльни ему позвонили и сами пригласили на стрижку. В салоне ему измерили температуру, просили надеть маску.

Девушка по имени Катя соблюдала самоизоляцию, но рассказала историю своей мамы. Она нашла номер студии на сайте, и записалась на стрижку. Женщине открыли дверь после того, как она позвонила. По словам Кати, в студии с мамой были и другие клиенты, а некоторые присутствующие были без масок.

«Это все проходило подпольно. Они даже не принимали по карте (оплату), а только переводом, или наличными. Посетителям было важнее подстричься, чем соблюдать карантинные меры», — делится с нами Катя.

Анастасия Пуховникова