Сегодня Россия отмечает День защитника Отечества. Для большинства это радостный и патриотический праздник. Но есть люди, которые этот день отмечают сдержанно, без шумных застолий. 23 февраля – День памяти пожарных, погибших при исполнении служебного долга. Почему появилась эта памятная дата?

Ровно 30 лет назад, 23 февраля 1991 года, произошла, наверное, самая страшная трагедия, память о которой до сих пор жива. В этот день произошел пожар в гостинице «Ленинград», который унес жизни 16 человек.

Четыре часа боролись с огнем

Тот день начинался обыденно. Люди готовились к празднику… День Советской армии и Венно-морского флота хоть и не был выходным, но его чтили. Особенно в пожарной охране, где всегда несли боевую службу, даже в мирное время. Вот и тогда…

В 08:04 на пульт дежурного «01» поступило сообщение о пожаре в гостинице «Ленинград» по адресу: Выборгская набережная, 5/2. Никто не мог предположить, чем обернется этот выезд. Да, учитывая характеристику объекта и высотность очага, на пожар были одновременно высланы 19 боевых расчетов и 3 автомеханические лестницы. Но в итоге к борьбе с огнем были привлечены 57 отделений основной и специальной пожарной техники (378 человек), 27 звеньев и 6 отделений ГДЗС (91 газодымозащитник). На тушение было подано 25 водяных стволов. В 10:22 пожар был локализован, а в 12:05 – ликвидирован. Четыре часа… они изменили жизнь огромного количества людей.

В борьбе с огнем погибли 9 пожарных: майор Сергей Капитонов, старший сержант Виктор Гомонов, сержант Михаил Соловьев, старший лейтенант Вадим Самойлов, младший сержант Александр Глатенок, сержант Владимир Осипов, старший сержант Михаил Стельмах, младший сержант Кирилл Соколов, младший сержант Юрий Терехов. Также погиб старший лейтенант милиции Александр Файкин.

Из горящей гостиницы были эвакуированы 253 человека, 36 из них пожарные вынесли на руках.

К сожалению, погибли 6 человек обслуживающего персонала и постояльцев гостиницы: Бажена Милевская из Вильнюса, дипломат из США Паскаль Мартинес, актер из Швеции Ленарт Толлен, гостившая в Петербурге туристка Марина Кочладзе, корреспондент журнала «Огонек» Марк Григорьев, швейцар гостиницы Василий Глушков.

Огнетушитель не использовали

Как следует из детального описания пожара, утвержденного уже 3 марта 1991 года, первоначально возгорание было обнаружено водителем такси, около восьми часов утра подъезжавшим к гостинице. В это время было еще темно, и водитель отчетливо видел всполохи пламени в одном из окон 7 этажа гостиницы «Ленинград». Он сообщил об этом постовому милиционеру, который находился в вестибюле гостиницы.

Далее по тексту Описания:

«Милиционер на лифте поднялся на седьмой этаж и сообщил дежурной о пожаре. Та сказала, что уже знает. К этому моменту ей позвонили и сообщили о том, что сработал датчик пожарной сигнализации в луче, защищающем номера 763-773. Милиционер с дежурной пошли по коридору, дойдя до номера 773 увидели дым, выходящий из-за двери, в том числе из-под двери. Одновременно к ним подошел подносчик багажа».

Вместе они открыли дверь. Номер был заполнен черным дымом, всполохи пламени были видны в углу, где стоял телевизор. Дежурная побежала за огнетушителем, а мужчины вошли в номер и начали выносить вещи. Комната быстро наполнялась дымом, взорвался кинескоп. Милиционер и сотрудник гостиницы были вынуждены покинуть номер.

И, как сказано в Описании, «принесенный дежурной огнетушитель не использовали»… Мы не смогли найти ответа, почему не был использован огнетушитель. Может быть, он был неисправен, может быть они уже не могли подойти к очагу огня, а может быть решили, что пожарные вот-вот приедут и быстро все потушат. Да и на страх имели полное право.

Причины последствий

Причиной пожара назван «работающий в аварийном режиме» телевизор «Рекорд В-312», воспламенение произошло в блоке строчной развертки.

«По экспериментальным данным Всероссийского НИИ Противопожарной обороны, время от момента воспламенения строчного трансформатора до полного охвата пламенем задней крышки у телевизоров подобного типа составляет 1,5-2.0 минуты, а до момента полного охвата телевизора пламенем – 6 минут», – говорится в отчете.

Потом, по оценке специалистов, огонь распространился следующим образом: горящие капли плавящейся задней крышки из полистирола падали на фанерный ящик, на котором стоял телевизор, загорелся он и напольное ковровое покрытие, потом загорелась занавеска, висевшая вплотную к задней крышке, пластмассовый колпак торшера, а также ограждающая конструкция батареи отопления, изготовленная из фанерованной ДСП, воспламенился комплект одноразовых пластиковых стаканов, находившихся рядом с телевизором.

Взрыв кинескопа привел к резкой интенсификации горения с выбросом пламени на 1,5-2 метра вверх и выделением большого количества копоти. Стены номера были оклеены обоями на бумажной основе с поливинилхлоридным пластизольным покрытием, которые, как показали испытания, относятся к горючим, быстро распространяющим пламя материалам с высокой дымообразующей способностью.

Кроме того, материалы отделки выделяли летучие горючие вещества, эффект был такой, как будто горел сам воздух. Через открытую дверь в номер стал поступать свежий воздух, что открыло огню путь в коридор, который также был облицован горючими материалами…

«Первичное КЗ»

Сейчас в Сети можно найти много теорий заговора. Даже некоторые пожарные, участвовавшие в тушении, были уверены, что пожар был подготовлен, что черно-белые телевизоры не горят, что в номере 773, где проживали сотрудники шведского телевидения, была пиротехника. Они говорили об этом в своих интервью. Потом появились версии, что пожаром пытались скрыть убийство корреспондента «Огонька» Марка Григорьева, который проживал в соседнем со шведами номере, за его разоблачительные материалы о правителях Смольного. Потом к пожару пытались привязать гибель американского дипломата Паскаля Мартинеса, появились упоминания о работе спецслужб, то ли наших, то ли американских…

На самом деле, многие просто не могли принять версию, не могли поверить в то, что причиной страшной трагедии стало обычное короткое замыкание в блоке строчной развертки телевизора… телевизоров, которые до появления цветных кинескопов, стояли почти в каждой квартире.

Но эту версию потом подтвердило и следствие.

Из экспертного заключения:

«В жгуте проводов под телевизионным блоком строчной развертки на проводниках были найдены дуговые оплавления. Их исследования инструментальными методами показали, что одно имеет признаки так называемого «первичного КЗ», т.е. возникло в условиях, характерных для обстановки «до пожара» и могло быть причастно к возникновению пожара».

Рассматривались экспертами и другие версии возникновения пожара, в частности, брошенный окурок, но были отведены как несостоятельные.

Из экспертного заключения:

«По статистическим данным, после 6-7 лет эксплуатации, а именно столько телевизор проработал в гостинице, в результате старения конструкционных материалов, изоляции и загрязнения монтажа происходит нарушение изоляционных свойств материалов; контакты окисляются, «холодная пайка» ослабевает, внутри телевизора накапливается пыль, что особо опасно в высоковольтных блоках. Всё это ведет к коронированию и возникновению больших переходных сопротивлений».

Правила пишут кровью

Недаром говорят, что все правила безопасности пишутся кровью. После пожара в гостинице «Ленинград» кардинально изменился подход к проектированию высотных зданий, появились требования наладить производство несгораемых отделочных материалов, противопожарных дверей и других огнестойких строительных конструкций, об устройстве автоматических систем пожаротушения в помещениях, об обязательной установке доводчиков на двери жилых помещений (которые защищают именно от распространения огня).

После этой трагедии, наконец, заговорили о необходимости разработки закона о пожарной безопасности, который был принят в 1994 году и с определенными изменениями работает по сей день.

Пожарные сами разобрали все свои ошибки. Конечно, они были. Не ошибается тот, кто не работает, а пожар в гостинице «Ленинград» только сухими формулировками ведомственных документов можно назвать «нестандартной ситуацией».

Уже в Описании 3 марта были сделаны практические выводы – определены недостатки, сделаны замечания. Нам кажется, слова не соответствуют событию, но это формальный язык. Насколько нам известно, разбор полетов был. Разбирали по полной и неоднократно, а возможно и до сих пор разбирают. Уверены, что в результате анализа работ штаба и подразделений на пожаре были внесены изменения в учебники, в устав и ведомственные инструкции и приказы.

Конечно, пожарные начали требовать от властей и соответствующего оснащения для тушения высотных зданий, требовать улучшения обеспечения личного состава, требовать строительства жилья для сотрудников своих подразделений, чтобы уменьшить текучесть кадров. Об этом тоже говорится в ведомственных документах управления пожарной охраны. Но это уже совсем другая и очень длинная история.

Те, кто выжил, помнят

На сайте Управления МЧС по Петербургу можно найти много воспоминаний очевидцев тех событий.

Владлен Алексеевич Шулимов, командир отделения 1 пожарной части, ныне пенсионер МВД:

«Сели в лифт, поехали. Остановились на седьмом этаже. Двери открываются, сплошной дым стеной стоит, черный. На кнопку нажали, двери закрылись, лифт вниз не пошел. Прошло несколько секунд, двери открываются, весь холл уже в огне.

Мы стояли у стенки, наше отделение – я, Капитонов, Стельмах, ребята из 11 ПЧ впереди нас. Пламя обжигает, стали выскакивать, пробежали несколько метров, боёвка начала гореть, лицо обожгло сразу, маска нагрелась, вернулись обратно. Хотели разбить стенку у лифта, чтоб по шахте спуститься, но не удалось. Опять выскочили. Я вернулся, Мишка (Стельмах) уже не вернулся… Его, говорят, на лестнице схватили, но он уже был без противогаза тоже, легкие сгорели – бежал когда, дышал чистым огнем, ну и сам весь горел, но он жил еще несколько часов…»

Александр Сергеевич Александров, в то время начальник отдела службы, подготовки и пожаротушения УПО-50 ГУПО СССР:

«Меня назначили дежурным от специального Управления № 50. Началось все со звонка инженера дежурной части о том, что в городе пожар № 5 – гостиница «Ленинград». К моменту моего прибытия уже горело почти 30% седьмого этажа. Огонь стремительно развивался, рушилось оконное остекление, пламя выходило в вышележащие этажи. Огня было очень много! И практически повсеместно на верхних этажах в окнах были люди, просившие о помощи. Невероятно сложно было проводить спасательные работы с высот. Потому что 7-й этаж в то время был критическим для высотной техники, находившейся в гарнизоне. К горящей гостинице была стянута почти вся высотная техника города.

Помню, как лестница-тридцатка спасала Марину Влади. Стрела лестницы не дотянулась до ее окна буквально метра. Тогда она просто прыгнула на последнее колено лестницы. К счастью, все сложилось благополучно. А ведь Влади могла погубить себя и еще двух бойцов, которые в этот момент находились на лестнице, чтобы ее спасти. Потом она отблагодарила своих спасителей: делегация из Франции наградила их Орденами Почетного легиона».

Александр Владимирович Мироненков, начальник караула 7 пожарной части, ныне пенсионер МВД:

«Я пытался повиснуть на карнизе, чтобы дотянулись с 6-го этажа ребята. Они это сумели сделать,  но вот удержать не сумели. Это тоже был риск для них. Я посчитал до трех, сказал им, чтобы на счет три они меня вдергивали в окно. До трех я держался.… Потом рывок и все… Я очнулся уже внизу, на крыше, наверное, пищеблока какого-то. Карниз был горячим, у меня через краги обгорели руки.

Я упал с седьмого этажа. Это технические этажи, они выше трех метров, то есть почти двадцать метров. И когда я уже очнулся на бетонной крыше, рядом со мной лежал Володя Осипов, он уже был мертв. Мы лежали, а вокруг падали стекла из горящих окон. Нам, вернее мне, просто повезло, что не убило. Как потом я узнал, мне сказали, что у него при падении берцовая кость ушла на 7 сантиметров в бетонную плиту. В тот момент я в горячке, наверное, был не чувствовал ног, я пытался его сдвинуть с места. В то время там, на стройке работала бригада иностранных строителей, они отволокли меня от Володи. Я им кричал, чтобы его спасали. Погрузили меня в строительный ящик и при помощи крана опустили вниз. Положили в скорую помощь, начали разрезать сапоги, а потом я уже ничего не помню до того как очнулся в больнице».

Александр Мироненков нашел в себе мужество не только выжить, подняться на ноги, но и вновь встать в строй: пройдя курс тяжелой реабилитации, он вернулся в свою родную часть на должность начальника караула. Он еще в госпитале он дал себе обет – жить и работать за всех тех, кто не вернулся с того пожара…


Фото: 78.mchs.gov.ru

За помощь в подготовке материала благодарим сотрудников Пожарно-технической выставки имени Б.И. Кончаева