10 февраля 2021 года в «Новой газете» был опубликован манифест известного театрального режиссёра, Константина Богомолова. Его яркое название, «Похищение Европы 2.0», и не менее яркое содержание привлекли внимание всей российской общественности, начиная от коллег режиссёров и заканчивая пресс-секретарём Президента РФ, Дмитрием Песковым.

Манифест получил противоречивую реакцию и многими был заклеймён как крайне консервативный, копирующий и перевирающий факты. Однако в данном материале «Вечёрка» рассмотрит это событие с несколько иного взгляда и для начала поставит пару наводящих вопросов. Почему он был опубликован сейчас, и кто же является его адресатом и, что немаловажно, адресантом?

Суть манифеста, несмотря на изобретательные метафоры и отсылки к Достоевскому, достаточно проста – западное общество сошло с ума. Не справившись с шоком нацизма и концлагерей, оно само превратилось в Рейх, только на этот раз этический.

«Новый нетрадиционный тоталитаризм пошел дальше и хочет контролировать эмоции. Ограничение свободы эмоции отдельного человека — это революционная концепция Нового этического рейха». Данный тоталитаризм, по мнению Богомолова, пользуется своей системой репрессий, в которой людей требуют вставать на колено или же увольняют с работы и «кэнселят», если их мнение не соответствует прогрессивной повестке западного общества. Красной нитью через весь манифест проходит апология старого концепта европейского человека, настоящего Фауста, в котором сталкиваются любовь и ненависть. Он противоречив, но именно благодаря этому может творить шедевры. Богомолов питает искренне ностальгические чувства к той «потерянной» Европе, «для которой главной ценностью человека была его индивидуальность».

Общество гробовщиков

Идея эта далеко не нова, о чем упомянул в своём комментарии к статье известный российский кинокритик Антон Долин: «Меня расстроила компилятивность этого текста. Все эти тезисы мы читали у Дугина, Проханова, Прилепина, Боякова и Ольшанского». И действительно, идеи о тотальной западной империи, «смерти человека» и постепенном затухании цивилизации в обществе постмодерна, уже не первое десятилетие тревожат послевоенное общество. Неисчислимое количество исследователей и ученых в своих трудах каждый день вновь и вновь хоронят «Запад».

Особенно выделяющейся фраза Долина становится при сравнении её с остальными комментаторами, которые либо отрицают деструктивное влияние западных тенденций, либо же вторят идеям Богомолова. Режиссёр Иван Вырыпаев, к примеру, упрекнул автора манифеста в том, что он однобоко воспринимает ситуацию. По его мнению, на самом деле Европа сейчас находится на переходном этапе развития и просто избавляется от «бессовестного капитализма, бешеного коммунизма и сексизма». Фактически, Вырыпаев просто переворачивает ситуацию, описанную Богомоловым, и представляет свою версию событий.

Редактор отдела политики «Новой газеты», Кирилл Мартынов, отреагировал схожим образом. В своей ответной статье он посчитал фразы Богомолова про «этический рейх» попросту некорректными по отношению к жертвам концлагерей. Кроме того, Мартынов упомянул о том, что несогласие с западными движениями социальной справедливости означает и несогласие с тем, чтобы каждый в интернете мог выражать собственное мнение. Интересно, что несколькими строчками выше он говорит о том, что именно благодаря демократизации и социальным сетям к власти пришёл Дональд Трамп. Сейчас аккаунт Дональда Трампа бессрочно забанен в Twitter и Facebook по очевидно идеологическим причинам. В этом же списке заблокированных деятелей уже давно находятся американские правые консерваторы (либералов в нём нет): Алекс Джонс, Майло Яннопулос и другие.

Неужели это и есть социальная справедливость, против которой так слепо выступает Богомолов? Мартынов, как и многие другие комментаторы, закрывают свои глаза на большую часть написанного Богомоловым и представляют мир с ещё более однобоких позиций.

«Альтернативой тем процессам, которые не нравятся Богомолову, стало бы возвращение женщин на кухню, представителей ЛГБТ — в унизительное подполье, а инакомыслящих — в реальные, а не метафорические концентрационные лагеря».

Метафорическим концлагерям, по мнению Кирилла Мартынова, нет смысла противостоять, ведь на другом конце всегда только реальные, и другого нам не дано. Но где, как не в двадцать первом веке, где ключевым модусом информации стал электронный, виртуальная смерть (или же cancel) означает и реальную погибель?

 Именно поэтому нам важно не столько разобраться в сути этих набивших оскомину идей, о которых дебатируют уже вечность, при этом зачастую подстраивая под себя оправу розовых очков, сколько понять, почему этот манифест был опубликован именно сейчас, в феврале 2021 года.

Трамп, Дуров и Навальный

6 января 2021 года толпа протестующих сторонников Дональда Трампа ворвалась в здание Капитолия. 8 января платформа Twitter беспрецедентно и бессрочно заблокировала аккаунт бывшего президента США. В тот момент американское общество буквально взорвалось и стало обвинять платформу в идеологической предвзятости. Люди стали обращать внимание на другие социальные сети, где можно было выражать своё мнение без страха цензурирования. Одним из них стал сервис Parler. 11 января корпорация Amazon внезапно прекратила размещение сайта Parler в своём облачном сервисе.

В начале февраля социальная сеть Павла Дурова, Telegram, заблокировала каналы, где после протестов за освобождение Алексея Навального публиковались телефонные номера и адреса силовиков, судей и прокуроров. Сделано это было после того, как корпорация Apple отказалась дать своё разрешение на выпуск экстренного обновления Telegram для iOS.

Конец января 2021 года ознаменовался ещё одним важным событием. Акции компании по розничной продаже видеоигр, консолей и аксессуаров для компьютеров, GameStop, взлетели в несколько раз. Причиной этому послужили обычные пользователи с платформы Reddit, которые решили помешать крупным игрокам на бирже (в особенности хедж-фондам с Уолл-стрит) делать ставки на понижение акций компании, ведь это приводило только к большим финансовым потерям для GameStop. Пользователи массово начали скупать акции компании, и уже на следующий день крупные корпорации, такие как: Citron Research, Melvin Capital, Robinhood и др. назвали происходящее «беспределом», который должен иметь правовые последствия. «Злобная мафия потратила последние 48 часов на совершение множества преступлений, о которых мы сообщим ФБР», — сказал основатель Citron Research. Вскоре на ситуацию обратил внимание и президент США, Джо Байден. Комиссия по ценным бумагам и биржам США заявила следующее: «Мы будем действовать в целях защиты розничных инвесторов, когда факты свидетельствуют о злоупотреблениях или манипулятивной торговой деятельности». Государство фактически заявило, что в приоритете для него стоят крупные хедж-фонды (которые часто лоббируют свои интересы на федеральном уровне), а вовсе не граждане. Президент Байден и его команда собственными усилиями показали, насколько «честной» на самом деле является игра на фондовой бирже.

На примере вышеперечисленных событий можно заявить, что только за первые два месяца 2021 года в США произошли случаи, которые наглядно показали серьёзное укрепление влияния государства и крупных корпораций по типу Amazon и Apple на «свободу слова». Становится понятно, что уже не только правым политикам, но и простым гражданам сложно найти себе место в государстве, где происходит чрезвычайная концентрация власти в руках у корпораций и аппарата президента.

Богомолов, пускай и без конкретных фактов, но частично отразил данную тенденцию. Российский режиссёр встал на защиту интересов «противоречивого» человека и его права на своё мнение. Но не всё так просто.

17 января главный российский оппозиционер, Алексей Навальный, вернулся в Россию из Германии в аэропорт Шереметьево. В тот же день его задержали, а через 6 дней по всей стране прошли массовые митинги, призывающие освободить политика. В первый раз за всю историю современной России на несанкционированную акцию вышло столько людей в регионах страны. Не обошлось и без крови.

По данным ТАСС, только в Москве после акций протеста за медицинской помощью обратилось более 40 человек. Несколько человек были госпитализированы с разбитыми головами и переломами. Ещё через несколько недель, 2 февраля, в Симоновском районном суде, Навальный был приговорён к 2 годам и 8 месяцам лишения свободы. Люди снова вышли на улицы, ОМОН бил дубинками людей, которые кричали, что они безоружны, а также простых журналистов. Богомолов никак не прокомментировал эти события. Из этого можно заключить, что режиссёр избегает событий российских и в своей статье делает акцент сугубо на «рейхе» европейском.

Апология государства

Крайне интересной в манифесте Богомолова представляется следующая фраза: «Государство в лице полиции и силовиков «очеловечилось» и «гуманизировалось». На фоне всего информационного хаоса, что охватывал протесты 23 и 31 января, это высказывание со стороны режиссёра смотрится очень смело. Помимо этого, явная прогосударственная позиция Богомолова заметна по фразе: «У них нет юридических прав, но они берут себе моральное право». Для режиссёра источником морального права может являться государство и только государство.

17 февраля 2021 года Константин Богомолов посещает эфир программы «Док-Ток» на Первом канале, который полностью был посвящён разбору его манифеста. За несколько дней до этого, долгое время бывший помощником президента РФ, Владислав Сурков (который, к слову, часто излагал схожее с Богомоловым мнение) заявил: «Костя теперь против Навального. И это главное. И это очень хорошо».

Сопоставляя вышеперечисленные факты, постепенно начинается складываться представление о том, чем является манифест Константина Богомолова. Теперь необходимо ответить на главный вопрос: «Кому он адресован и кем?». Режиссёр рьяно обвиняет социальные сети, корпорации, которые своими руками «душат» свободу слова и мнения несогласных. При этом он встаёт на сторону государства, посещает государственный телеканал, и его позиция активно поощряется государственными чиновниками. Но не с государственной ли поддержки, как мы выше прояснили, «угнетающие» корпорации могут верховенствовать над противоречивой индивидуальностью обычного человека?

Автором данного манифеста сложно назвать самого Константина Богомолова. «Похищение Европы 2.0» — это скорее необходимое отражение, эманация всех настроений, которые постепенно всё сильнее обволакивают российские политические «верха». Поэтому он так любим государственными каналами, поэтому его комментируют, и все политические комментаторы с ним соглашаются. Очень важным здесь становится тот факт, что этот манифест опубликован не Сурковым или любым другим деятелем, непосредственно связанным с государственным аппаратом. Это голос, излагаемый одним из важнейших представителей российской «богемы». Голос Гавриила, который трубит о вопиющем избиении свободы слова на «Западе», пока за его спиной бьют за слова о президенте Путине.

В конце манифеста Богомолов торжественно призывает «отцепить этот вагон, перекреститься и начать строить свой мир. Заново строить нашу старую добрую Европу». Он требует чётко сформулировать новую правую идеологию, которая поможет эту самую Европу отстроить, и в этом заключается ещё одно ключевое противоречие манифеста. Идея вернуться к старым порядкам уже далеко не нова. Новая правая идеология давно была артикулирована на Западе, и большую лепту в её современное состояние внесли уже упомянутые Майло Яннопулос и Алекс Джонс. Иронично, что даже слово «революция» изначально употреблялось не как подрыв основ существующего строя, а именно как-то самое «возвращение назад» к предыдущим порядкам.

Состояние политической дискуссия в РФ

Предвзятые ответы Мартынова, Вырыпаева и многих других комментаторов, а также фразы Богомолова о необходимости сформировать новую правую идеологию, когда она давно уже существует, в первую очередь указывают на весьма плачевное состояние современной политической дискуссии в России. Весь «ожесточённый спор» вокруг манифеста Богомолова просто является переливанием из пустого в порожнее тех идей, которые годами ранее высказывались ещё неореакционным движением и впоследствии претерпели ряд изменений.

15 февраля «Новая газета» выложила открытое письмо Константину Богомолову в ответ на его манифест. Оно содержало в себе лишь два слова: «Ок, бумер» (данная фраза является американским мемом годичной давности) и собрало более 500 подписей. Этот ответ тоже не смог остаться без резонанса. Одна из подписей принадлежала владельцу сайта «Двач», Нариману Намазову, и, как впоследствии оказалось, он никогда этой подписи не ставил. Безусловно данный инцидент поставил под сомнение подлинность и остальных подписей. Это происшествие не столько сказалось на репутации газеты, сколько в очередной раз показало уровень политического дискурса в России.

В результате мы можем видеть, что за бесконечными рассуждениями о том, движется ли западное общество в сторону «рейха», в тени остаются вещи, казалось бы, гораздо более важные – а именно события, происходящие в России.

В конце своего манифеста режиссёр написал: «Мы оказались в хвосте безумного поезда, несущегося в босховский ад». Только ворота в него нам откроют именно такие люди, как Константин Богомолов.

Прохор Торбин