28 января 2021 года вступил в силу закон о запрете курения кальянов, вейпов и электронных сигарет в общественных местах. Запрещено курение в торговых центрах, кафе и ресторанах, залах аэропортов и вокзалов. Законопроект внесли в Думу еще в 2017 году, а в окончательном чтении приняли в июле 2020 года.

Под запретом

Смеси для кальяна и жидкости для курения альтернативных курительных систем приравняли к сигаретам. Запрещена продажа через интернет, открытая выкладка на полках магазинов и реклама. Торговля никотиновыми жидкостями ограничивается законом, допустимое содержание в продукции не более 20 мг/мл.

Эти меры должны привести к сокращению изготовления продукции, и к потере прибыли производителями и специализированными магазинами. «Вечёрка» узнала у маркетолога вейп-компании Анастасии Шапошниковой, как сейчас работают дистрибьюторы.

«Приравнивание вейпинга к табаку – давняя тема, и в целом принятие поправок к законам «Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака» и «О рекламе» неожиданностью для профессионалов отрасли не стало. Потому и реакция была соответствующая – неизбежное нужно принимать и подстраиваться под новые условия, безвыходных ситуаций не бывает.

Так, еще до того, как на региональном уровне в Санкт-Петербурге был введен запрет на продажу электронных сигарет и жидкостей несовершеннолетним, наша сеть, как и многие другие, ввела этот запрет самостоятельно, внутри компании.

Так же и в этом случае: о поправках мы узнали за полгода и у нас было время подготовиться. Были, разумеется, попытки представителей нашей сферы донести до государства нашу позицию, но пока ни к каким результатам они не привели. Остается только надеяться, что мы будем услышаны и власть поймет, что вейпинг – это не развлечение для школьников, а вейпшопы – не Содом и Гоморра».

За все хорошее, против всего плохого

Изначальная инициатива законотворцев была положительной. Избавить от негативного влияния табачного дыма граждан в общественных местах. Таких как детские площадки и территории больниц. Кафе и ресторанам дали время с 30 октября 2020 по 28 января 2021 на подготовку бизнеса под новое законодательство. Отсрочка закончилась и вне закона оказался весь кальянный бизнес. Чтобы узнать, как работает индустрия, мы связались с владелицей сети кальянных, президентом кальянного союза «Содействие» Асей Закатовой.

– Как Вы отреагировали была на данный закон?

– Реакция на закон была крайне негативная. Приняли его поспешно в период пандемии, когда и так всем было тяжело и закручивание гаек по отношению к общепиту было откровенно несправедливым.

Закон был нацелен на то, чтобы убрать кальяны из ресторанов и кафе, где могут находиться люди, не желающие ощущать на себе воздействие табачного дыма, а дети могут увидеть кальян и заинтересоваться.

По сути, посыл был верным, но росчерком пера законотворцы подписали «смертный приговор» специализированным закрытым кальянным заведениям, где люди готовы сознательно проводить досуг за кальяном.

– Каким-то образом государство оказывало поддержку в переходе на новый формат бизнеса или все расходы пали на плечи самих предпринимателей?

– Сразу после выхода закона господин Рязанский, инициатор закона, прокомментировал, что его проект не был нацелен на закрытие кальянных клубов, однако де-юро, кальянные также являются общепитом и закон ударил по всем заведениям, где параллельно подается хотя бы чай.

В тоже время, в официальном аккаунте Госдумы в Instagram вышел пост о том, что кальянные могут предоставлять услугу курения, но по закону в существующей формулировке этого делать нельзя. Сейчас наши заведения дважды запрещены – по 15-ФЗ и согласно постановлениям по борьбе с COVID-19.

Никакой специальной поддержки кальянным клубам не оказывалось. Напротив, в московском Роспотребнадзоре дали негласное указание душить кальянные, не взирая на то, что это убивает сложившуюся зрелую отрасль бизнеса. Это уменьшает отчисления в бюджет, лишает рабочих мест тысячи сотрудников, превращает в офисный планктон сотни молодых предпринимателей, которые потренировавшись на малом бизнесе, могли бы стать хорошими управленцами, повышающими ВВП страны.

– Надеетесь ли вы на послабление нового законодательства или предпринимаете попытки донести до государства, что это контрпродуктивный закон?

– Мы, безусловно, ведем постоянный диалог с законотворцами, но по факту, нашу идею разделяет только депутат Государственной Думы Сергей Боярский, который искренне уверен, что необходимо возобновить гражданские права людям, желающим проводить время не за рюмкой водки, а за кальяном.

Данным законом, большая часть предпринимателей были вынуждены уйти в тень, встать под «крыши» в пагонах и превратиться в нелегальных бизнесменов.

Сейчас есть ряд «лайфхаков» как сохранить курение в кальянных клубах, но по большей части, это политика двойных стандартов, правоту по которым надо будет доказывать в суде. Единственный вариант, донести до правительства необходимость внесения поправок в законодательство, выделяющих специализированные кальянные клубы в отдельный вид деятельности, а затем сформировать отдельный ОКВЭД для предприятий, предоставляющих такие услуги.

Место работы

Кальянщик – новая профессия в сфере обслуживания и не относится к барменам или официантам. Задача кальянщика после общения с клиентом забить чашу, разжечь угли и следить за кальяном во время курения. Работа, построенная на общении, привлекает многих молодых людей в качестве подработки.

Даже сегодня вакансий кальянщика в Петербурге множество. Работодатели ищут как профессионалов, так и студентов без навыков на подработку. Обещают обучить и предупреждают о «работаем без кухни». Эта оговорка дает возможность на работу в обход законодательства, но нужна она скорее Роспотребнадзору, чем соискателям.

Диалог властей и предпринимателей о месте кальянного бизнеса в российском законодательстве продолжается. И стоит ожидать новых изменений по отношению к этой «нелегальной» сфере.

Александра Савина