Одна из самых известных и любимых не только в Петербурге, но и в России улиц – улица Рубинштейна, или попросту – «Рубик», появилась на карте города еще в 1740-х годах. Тогда она не носила имени великого русского композитора, а именовалась Головиным переулком. По одной из версий, названа так была в честь графа Головина, усадьба которого находилась именно здесь.

Позже улица будет именоваться Троицкой, а с 1929 года улицей Рубинштейна, в честь основателя Петербургской консерватории – Антона Рубинштейна.

В любое время года улица полна не только туристами, но и самими жителями Петербурга. И даже сегодня, в период ограничений, можно встретить несколько восторженных гостей города, желающих сделать фото на фоне легендарных мест.

На километровой улице можно найти все – от винного бара до оперного театра. Где любители высокого искусства могут услышать музыку того самого Антона Рубинштейна, который некогда проживал в доме №36.

Улица видела немало самых разных событий, а ушедший 2020 год стал для многих её обитателей настоящей проверкой на прочность. Таблички с надписью «аренда», которыми теперь пестрит весь Невский проспект, можно встретить и здесь.

Если вы решили посетить улицу Рубинштейна, то приходить сюда лучше пешком. Сложности с парковкой есть всегда, даже в выходной день, и, несмотря на то, что вся улица входит в зону платной парковки, это не гарантия, что для вашей машины будет место.

Если говорить про многочисленные бары, пабы, кальянные, рестораны – до пандемии их было больше 50. И совсем недавно, вечером, здесь сложно было найти свободный столик. Сейчас почти в каждом из них к вам будут спешить скучающие официанты, чтобы предложить что-то из меню. В котором, нет почти половины наименований, по причине долгого простоя заведений. Это не относится к спиртному. Выпить крафтового пива или коллекционного шампанского по-прежнему можно. Кондитерские, кофейни, чайные дома – тоже полупустые.

«Вечёрка» пообщалась с местными сомелье. По их мнению, пандемия уничтожила все планы на развитие у владельцев заведений.

«Год назад мы даже не могли предположить, что такое возможно. Люди не то, что стали мало приходить, люди просто перестали это делать. Раньше мы проводили дегустационные вечера, играла живая музыка, столик на выходные нужно было резервировать за 2-3 недели, а если вы хотели отпраздновать день рождения или прийти большой компанией, то вообще за несколько месяцев. Сейчас мы просто стараемся выжить», – говорит Денис, работающий в ресторанном бизнесе с 2003 года.

«Кое-какие надежды, что не закроемся стали появляться после Нового года. Хотя, у меня складывается впечатление, что за месяцы сидения дома, люди просто отвыкли куда-то ходить, планировать встречи.

Даже пиво теперь стремятся выпить где-то недалеко от дома, а еще лучше взять с собой. В спальных районах еще до пандемии почти в каждом новом ЖК открылся свой пивной бар. Зачем ехать в центр, когда можно зайти рядом с домом», – вздыхает Максим, работник одного из баров.

Единственное, что осталось неизменно, это достаточно высокие цены. Средний чек – 800-1000 рублей. Конечно, вы можете заглянуть в ряд бюджетных столовых, но стоит ли ради этого ехать в центр.

И только жильцы легендарной улицы рады изменениям.

«Вы знаете, ну это порой просто переходит все границы. Я пожилой человек, живу здесь несколько десятков лет, – рассказывает Элеонора Николаевна. – То, что происходит обычно ночами, особенно летом – это очень тяжело.

Вот ряд политиков обратили внимание на то, что люди постоянно жалуются, но как нам жить? Постоянный праздник, сотни пьяных людей. Все ругают вирус, но мы хоть спокойно сейчас спать можем. Нет, вирус пусть, конечно, уходит, но и о нас пусть подумают».

Конечно, Элеонора Николаевна права, вирус пусть уходит! Но задуматься о том, является ли посещение баров единственной причиной, которая приводит гостей в исторический центр, все-таки стоит.

Улица Довлатова, Берггольц, здесь бывали Толстой, Стасов, Горький, Лесков… список можно продолжать и продолжать.

Хочется верить, что улица Рубинштейна всегда будет оставаться для петербуржцев прежде всего центром культурной жизни.

Наталья Патрушева