«Основная задача системы Честный знак – гарантировать потребителям подлинность и заявленное качество приобретаемой продукции», – таким красочным и лаконичным предложением нас встречает графа «о честном знаке» на сайте национальной системы маркировки.

Ниже читателю в подробностях рассказывают и об этапах маркировки, о необходимости и преимуществах системы, а также о выгоде от внедрения её в повседневную жизнь. Вот некоторые из них:

Для граждан:

— Уверенность в покупке легальных и качественных товаров;

— Защита жизни и здоровья.

Для бизнеса:

— Рост выручки и повышение конкурентоспособности «белого бизнеса».

Для государства:

— Экономия бюджета на обеспечение контроля товарных рынков.

Но так ли все красочно на самом деле?

Экскурс в историю

Идея маркировки товаров появилась в Госдуме ещё в 2015 году, и уже тогда началась разработка проекта. А в июне 2019 года, в рамках Санкт-Петербургского Международного Экономического Форума Минпромторг и «Оператор ЦРПТ», дочерняя компания ЦРПТ, принадлежащая Алишеру Усманову – 50%, Александру Галицкому – 25% и главе госкорпорации «Ростех» Сергею Чемезову – 25%, подписали соглашение о государственно-частном партнерстве сроком на 15 лет. Общая сумма инвестиций составит почти 220 млрд. рублей.

Суть этого соглашения заключалась в следующем: ЦРПТ обязан создать систему маркировки каждой единицы товара, путем присвоения уникального кода, а также обеспечить функционирование системы, организовать контроль и создать базу, в которой будет храниться вся информация о товарах.

– Соглашение о создании системы маркировки и прослеживаемости — первый в истории России IT-проект в формате ГЧП, важный этап в цифровизации страны. Результатом этого партнерства должен стать проект, не имеющий мировых аналогов, созданный для защиты интересов честного бизнеса и благополучия граждан.

Важно, что сложный и дорогой технологический механизм будет реализован без использования средств федерального бюджета. В ближайшие годы каждый покупатель сможет быть уверен в том, что он приобретает легально произведенную или импортированную продукцию, – подметил глава Минпромторга Денис Мантуров.

Честный знак под честное слово честным людям

По факту, с помощью этой системы, компания, являясь монополистом, контролирует абсолютно всю продукцию на российском рынке. Все, начиная от продуктов питания, заканчивая духами и фотоаппаратами. Ни один товар не сможет попасть на прилавок магазина, не пройдя обряд «цифрового крещения». При этом с каждой единицы товара компания зарабатывает 50 копеек без НДС.

Логично было бы предположить, что на сулящее столь гигантскую прибыль задачу, государство устроит конкурс и выберет кандидата, который сделает это дешевле и лучше. Но никакого конкурса не было. Правительство просто вручила этот контракт ЦРПК. А вся полученная прибыль делится между олигархами – 75% и государством – 25%.

Как и говорил Денис Мантуров, прямых дотаций из федерального бюджета «Оператор» не получил. Но ведь льготные кредиты от государственных банков ВЭБ.РФ и ГПБ на сумму более чем в 24 млрд. рублей (только в 2019 году) предоставлять никто не запрещал.

Рассказывать, как устроено подобное кредитование для «акул» бизнеса нет особого смысла. Напомним только, что летом 2020 года МинФин России разрешил Сбербанку не возвращать долг в 150 млрд. рублей, выданный во время кризиса 2008 года.

Система вводится постепенно на все категории товаров, и уже к 2024 году планируется установить полный контроль за абсолютно всем, что можно купить. Так, в 2019 году был запущен эксперимент по нанесению маркировки на продукцию легкой промышленности. Но система оказалась настолько профнепригодной и проблемной для «белого бизнеса», что официальный запуск и запрет на продажу не чипированой одежды, вступил в силу только в начале 2021 года.

Вот еще один, более красочный пример. В том же 2019 году, подобный эксперимент проводился на и лекарственных препаратах. В итоге, запуск, планировавшийся на январь 2020 года, был отложен на июль того же года.

Плохо оптимизированную систему маркировки и последующей доставки лекарств и товаров первой необходимости решили сделать обязательной во время пандемии COVID-19.

Трагические последствия

27 октября, на YouTube-канале «Происшествия. Саратов», появилось видео от жительницы города Екатерины Сарайченко, в котором женщина поведала, что заболела вся её семья, в том числе мать-пенсионерка. Лечащий врач поставил диагноз – пневмония, добавил, что, скорее всего, это коронавирус, и оставил лечиться дома, назначив антибиотики.

Каково же было удивление женщины, когда она не смогла найти, ни в одной аптеке города, большинство препаратов.

– Сегодня, обзвонив 90% аптек города, остальные 10% муж объехал сам, мы не нашли препаратов, просто обычного антибиотика цефтриаксон, мы не нашли обычного лидокаина и воды для инъекций. Я вам больше скажу, не везде есть шприцы, – рассказывает Екатерина.

Отсутствие большинства антибиотиков саратовские власти признали, и в скором времени пообещали завоз. К сожалению, мать Екатерины до этого дня не дожила.

По данным сервиса «Мегаптека.ру», лекарство левофлоксацин, которое включено в стандартную схему лечения коронавируса, можно было купить только в каждой 35-й аптеке. Вещество гидроксихлорохин — в каждой сотой.

Среди причин называли не только сбои в системе отслеживания лекарств, но и расширение списка препаратов в рекомендациях Минздрава и поведение людей, которые скупали препараты «на всякий случай».

Спрос на лекарства действительно вырос, тут сказалось и увеличение числа заболевших COVID-19, и сезонный рост заболеваемости гриппом и ОРВИ, но при этом, возрос и объём производства этих препаратов. Исполняющий директор российской ассоциации аптечный сетей Нелли Игнатьева, в интервью телеканалу НТВ рассказала, что лекарства в аптеках есть, просто их нельзя продавать.

– С 1 июля 2020 года была введена обязательная маркировка лекарственных препаратов. Эта система вызывает сбои. У нас сегодня по факту есть лекарственные препараты, но лекарственных препаратов в тоже время и нет.

Удивительным образом выходит, что «Честный знак», который призван защищать «Жизнь и здоровье граждан», сам же эту жизнь и губит.

Оптимизация или кабала?

Для малого и среднего бизнеса дела обстоят не лучшим образом. Для оптимизации производства необходимо приобрести новые компьютеры, принтеры, считывающие устройства, а самое главное – заняться закупкой QR-кодов, которые обойдутся предпринимателям в 50 копеек за штуку.

Нанять на работу человека, который будет заниматься наклейкой этих кодов, и платить ему зарплату.

Закупить самоклеющеюся бумагу, на которую необходимо наносить маркировку, и обеспечить всю систему необходимым ПО.

Каждый участник транспортно-логистической цепочки, в свою очередь также обязан закупить специальные сканеры и программное обеспечение, а торговые точки должны быть оборудованы сканерами для регистрации факта выхода товара из оборота.

По оценкам разных источников (из числа авторов концепции и производителей), стоимость оснащения таким оборудованием обойдется от $1 млн. для одногопроизводственного предприятия (по версии ЦРПТ).

И даже до того же $1 млн., но для одной производственной линии (по мнению профессионалов от производства пива и фармацевтики).

И сами представители ЦРПТ сомневаются в обоснованности и понятности, необходимых для производителей затрат: «Внедрение системы для одной товарной категории в масштабах всей страны (включая ПО и оборудование на производстве) должно обходиться не дороже 3 млрд. рублей».

Представитель ЦРПТ уточнил, что в зависимости от оборудования цена его внедрения для производителя может отличаться в разы, – сообщает информагентство «Русский Мониторинг».

Бритиш Американ Тобакко (БАТ) Россия заявила, что при стоимости 50 копеек за 1 код компании по производству табака будут ежегодно платить ЦРПТ 6 млрд. рублей. Оцените масштабы. В эту сумму не входит закупка инструментов и их обслуживание. Только стоимость QR-кодов.

И все это оборудование, ПО и выпуск кодов, разрешено производить и продавать, только одной компании – ЦРПТ. Компании, которая по факту принадлежит Алишеру Усманову. Эти огромные, ничем не мотивированные траты для малого и среднего бизнеса, предназначены только для одного – обогащения корпорации.

Здесь стоит сделать маленькую ремарку. Когда мы говорим об обеспечении всех товаров маркировкой, подразумевается не только российская продукция, но и импортная. Так как обязать зарубежных друзей метить каждый товар не просто, хотя активная работа в этом направлении ведется, наносить QR-коды на каждую единицу товара обязали самих импортеров.

Тем, кто все-таки решит пойти в обход системе, грозит штраф до 300 тысяч рублей, или лишение свободы сроком до 3 лет.

Все эти затраты отбирают огромный кусок прибыли у малого и среднего «белого бизнеса», который в свою очередь включат их в стоимость самой продукции. А, следовательно, все, что есть на полках магазина, вырастает в цене для конечного потребителя.

Налог для каждого

А вот где нам не соврали, так это в графе «Выгоды для государства»

Действительно, зачем выделять средства из федерального бюджета страны на контроль качества продукции, когда можно обязать крупных «помещиков» собирать оброк с «крепостных», и на эти деньги создать структуру, отвечающую всем необходимым требованиям.

В то же самое время, когда правительство РФ разрешает конгломератам не платить налоги в принципе, оно вводит очередной «налог на бедных».