Завершающийся год и год грядущий принесли и принесут несколько юбилеев для героев Ильфа и Петрова. Оказывается, Остапу Бендеру стукнуло в 2020 году 120 лет, а его петербургскому рукотворному памятнику – 20. Полюбившимся зрителям советским экранизациям Гайдая и Захарова в следующем году – 50 и 45 лет соответственно.

В честь этих событий и в канун 118-й годовщины со дня рождения Евгения Петрова «Вечёрка» вспоминает как в Петербурге появился памятник О. Бендеру на Итальянской улице, но сначала предлагает знатокам творчества Ильфа и Петрова пройти сложный тест.


Бендер освоился на Итальянской

Знал бы предводитель дворянства Киса Воробьянинов, этот «гигант мысли, отец русской демократии, особа, приближенная к императору» из романа Ильи Ильфа и Евгения Петрова «Двенадцать стульев», как повернется жизнь его партнера Остапа: что тот забронзовеет и станет жить в Санкт-Петербурге, на Итальянской улице.

Тогда бы он, наверняка, не посмел поднять руку на сына турецкоподданного Остапа-Сулеймана Ибрагима Берта Мария Бендер-бея. Да и мадам Грицацуевой, «знойной женщине – мечте поэта», было бы легче найти своего суженого: адрес гражданина О. Бендера – не иголка в стогу сена.

«Я стою у ресторана»

А установлен памятник великому комбинатору в исполнении народного художника России Альберта Чаркина и архитектора Вячеслава Бухаева в 2000 году, в год столетнего юбилея Бендера. И встал он на Итальянской улице возле знаменитого дома Жако (№2), где в то время располагался ресторан «Золотой Остап», не случайно. Дело в том, что владелец питейного заведения пожелал, чтобы название ресторации оправдало себя, то есть было подкреплено чем-то монументальным. И заказал бывшему в то время главе Санкт-Петербургского союза художников скульптуру ловкого мошенника, чтившего Уголовный кодекс.

И лед тронулся: Альберт Серафимович с увлечением погрузился в работу и сделал Остапа Ибрагимовича узнаваемым. Ваятель придал гениальному авантюристу, практиковавшему «четыреста сравнительно честных способа отъема денег», черты артиста Сергея Юрского, который первым сыграл Бендера в кино – в фильме Михаила Швейцера «Золотой теленок». Так бронзовый Остап, высотой почти два метра, появился у входа в ресторан своего имени. И, кажется, всегда был доволен своей вполне обеспеченной околоресторанной жизнью. Хотя и считал, что «нищим быть не так-то уж плохо, особенно при умеренном образовании и слабой постановке голоса». К тому же знаменитый стул мастера Гамбса, на который постоянно норовят присаживаться все, кому не лень, всегда при нем — он крепко опирается на него своей нетрудовой ладонью. И кто сказал, что в нем нет бриллиантов мадам Петуховой? Пусть проверит…

Увели в неизвестном направлении

И ведь кто-то пытался это сделать. Во всяком случае, однажды Бендера вместе со стулом на изогнутых ножках не оказалось на месте… Где он пропадал довольно приличное время, так и осталось загадкой. Но однажды мне довелось спросить у Альберта Чаркина, как он относится к тому, что неизвестные «увели» с Итальянской главного жулика страны. «Пускай, – добродушно улыбнулся Чаркин. – Значит, он кому-то очень понравился»…

Но недолго одна из центральных улиц города пустовала без «идейного борца за денежные знаки» – вскоре бронзового Остапа вернули на место. И он снова не чувствует себя чужим на этом празднике жизни. И хотя от ресторана в доме Жако остались одни воспоминания, но свято место пусто не бывает – от него рукой подать до арт-кафе «Подвалъ Бродячей собаки», где собирался в начале прошлого века весь цвет литературно-артистической богемы, да и в нынешнем, XXI веке там нет отбоя от завсегдатаев…

Но «ближе к телу, как говорил Мопассан!»: теперь к бронзовому Бендеру, обмотавшему могучую шею знаменитым шерстяным шарфом (как раз по петербургской погоде!), приходит много гостей. И хотя Остап не выносил публичности, говорил, что «не любит быть первым учеником и получать отметки за внимание, прилежание и поведение», здесь к нему проявляют повышенный интерес. Люди не только стараются подержать его за руку, схватиться за стул или дотронуться до носка лаковых штиблет, но и усиленно трут бронзовый нос героя. Считается, что если при этом попросить делового совета у «великого комбинатора», который всегда выходил сухим из воды, то можно не волноваться – успех обеспечен.


Екатерина Васильева