В последнее время – и это отнюдь не случайно – много говорят о конституции, конституционном праве и конституционных поправках. Говорят, несмотря на коронавирусную пандемию, погодные аномалии, финансово-экономические сложности и международные – горячие и холодные – конфликты.

Что ж, так было, так есть и так будет. Людям свойственно стремиться к спокойной и обеспеченной жизни, добиваться сиюминутных успехов и ставить перед собой далеко идущие планы. Особенно затронуло это Россию, прошедшую почти весь ХХ век в жестком корсете левототалитарной партийной диктатуры, а затем испытавшую в 1990-х хаотичный всплеск мало продуманных и плохо подготовленных рыночных реформ. Россию, которая желает сегодня политической стабильности, хозяйственного процветания и державного возрождения – словом, национального бытия в духе вековых традиций и староотеческих привычек.

Вот почему, выражаясь стихами погибшего в сталинскую эпоху даровитого поэта Николая Клюева, «народный испод» с таким неподдельным интересом потянулся к инициативам верховной власти по внесению изменений в нашу нынешнюю Конституцию. В переводе с латыни (а мир веками пользуется обновленными нормами римского права) слово «конституция» (установление) означает основной закон государства, определяющий его общественное и политическое устройство, избирательную систему, стержневые принципы деятельности органов власти и управления, важнейшие права и обязанности граждан данных стран.

Есть – что символично – и второе (уже анатомическое!) толкование указанного термина. Оно (на сей раз – «построение») гласит, что конституцией является совокупность индивидуальных физических особенностей человека, которые возникают под влиянием различных природных и социальных условий. Стало быть, одно и то же слово характеризует «строение» как единичного человеческого организма, так и целого государства, населенного миллионами таких людей. Наверное, эта причина и объясняет – так сказать, на клеточно-генетическом уровне – готовность народа идти на референдум и решать у избирательных урн судьбу Основного закона. Документа, касающегося и всей страны, и каждого из нас в отдельности.

1 июля сего года (так уж – вместо 22 апреля – выпала карта из-за эпидемии зловредного ковида) прошло всеобщее голосование по поправкам в российскую Конституцию, принятую довольно давно, почти 27 лет назад, в декабре далекого 1993-го. Результаты волеизъявления свидетельствуют четко и ясно – красноречивее самых цветистых оборотов. Явка составила 67,97 процента от всех включенных в адресно-фамильные списки граждан. За предложенные перемены «подняли руки» 77,92 процента жителей страны. То есть свыше трех четвертей нашего электората. Свыше величины, которая – в отличие от простого большинства в 51 процент – именуется на строгом юридическом языке большинством квалифицированным! Против выступили 21,27 процента – фактически пятая часть всех пришедших за избирательными бюллетенями.

Любопытно, что голосование – впервые в русской истории – стартовало за шесть дней до своего главного этапа и длилось около недели, начиная с 25 июня, причем москвичам и нижегородцам было позволено высказать их гражданскую позицию в дистанционном режиме. Последние участки закрыли двери в Калиниграде – самом западном регионе РФ – в 20 часов по местному времени (или в 21. 00 «по Москве»). Вслед за тщательным подсчетом голосов на компьютерах Центризбиркома обновленный текст Конституции появился 8 июля в «Российской газете» – официальном рупоре наших властных структур. А председатель ЦИКа Элла Панфилова сказала громко и внятно – для всех имеющих уши: «Голосование прошло свободно, открыто, максимально демократично и справедливо; его итоги легитимны и бесспорны»…

Конституция, принятая в декабре 1993-го – сразу по завершении силовой схватки между законодательной и исполнительной вертикалями власти (каковой бой закончился тогда и в кабинетах, и на улицах однозначной победой чиновных звеньев) – и обновленная в июле 2020-го, когда все вертикали были едины и дружны в работе на длительную политическую перспективу, стала пятым по счету российским – чисто российским – Основным законом. Первый из них большевики-триумфаторы подарили «освобожденным» трудовым низам 10 июля 1918-го. Второй – 11 мая 1925-го. Третий – 21 января 1937-го. Четвертый – 12 апреля 1978-го. И, наконец, пятый родился уже за пределами советского периода отечественной истории – 12 декабря 1993 года. Речь, повторим, идет исключительно о российско-республиканских конституционных актах, относящихся лишь к России и ее населению.

Нетрудно понять, что из всех Основных законов наибольшим сходством обладают первый и пятый. Рождение обоих не связано с существованием Союза ССР и не зависело от его административно-политической логики. Конституция РСФСР (Российской Социалистической Федеративной Советской Республики), утвержденная летом 1918-го, увидела свет за четыре с половиной года до образования Советского Союза (30 декабря 1922-го).

Конституция РФ (Российской Федерации), одобренная в декабре 1993-го, была дана через два года по крушении «Союза нерушимого республик свободных». В обоих случаях наше общество исходило из собственных потребностей независимой России, тогда как Акты 1925, 1937 и 1978 годов напрямую вытекали из провозглашенных незадолго до того общесоюзных Конституций.

Важно и значимо: из пяти «высочайших» бумаг первую (июль 1918 г.) обнародовали на излете Первой мировой войны, хотя сама Советская Россия покинула поле брани еще весною, подписав Брестский мирный договор с кайзером Вильгельмом II.

Вторая (май 1925 г.) и третья (январь 1937 г.) были явлены людям в краткую эпоху между мировыми «ристалищами».

Четвертая (апрель 1978 г.) – спустя 33 года после славной русской победы в Великой Отечественной и всей Второй мировой войне.

Пятая, сегодняшняя (декабрь 1993 г.) – в постсоветский период, когда Россия, отринув партийно-идеологические шоры, начала возвращаться в планетарную семью народов.

Ну, а совсем недавно – 1 июля сего года – мы подрихтовали, углубили и осовременили этот пятый Основной закон. В следующих статьях будет конкретно рассказано о каждой из перечисленных российских Конституций.