Цвета Надежды

69

В названии выставки Надежды Эверлинг (1962 – 2014) «Новые обстоятельства», которая открылась в Музее искусства Санкт-Петербурга XX – XXI веков (МИСП), нет никаких кураторских или маркетинговых изысков. Просто музей, работая над проектом, решил в самый последний момент показать только одну, зато относительно малоизвестную сторону творчества петербургской художницы. И выиграл.

Марина Джигарханян, директор МИСП, рассказала «Вечернему Санкт-Петербургу», что Михаил Гавричков, муж Надежды Эверлинг, подарил музею большое количество ее произведений. Было решено показать на выставке живопись и то, что принято называть коллажами, но автор предпочитала определение «картины на ткани». Для музея было важно показать, как Эверлинг соединяла чувство цвета и умение на одной «тряпочке» рассказать историю, что свойственно театральному художнику.

Действительно, после СХШ при Академии художеств Надежда окончила художественно-постановочный факультет ЛГИТМиКа. Потом была стипендия Мариинского театра, работа сценографом в разных городах перестроечного СССР, несколько десятков постановок. Три года Эверлинг работала главным художником петербургского Театра «МимИГРАнты».

Говорят, что театральный мир так и не принял ее взрывное парадоксальное мышление. Возможно, Эверлинг сама решила выбрать иной путь. Фанаты художников «арефьевского круга» считают, что Надежда Эверлинг была их единомышленницей в изображении непарадного, «непричесанного» Петербурга.

Картинами на тканях она занималась еще в молодости, но в последние годы это стало одним из главных увлечений. Она использовала в своих коллажах «бедные» материалы – пластиковые пакеты, обрезки тканей.

И это только начало игры, приглашение посмотреть спектакль Эверлинг. Вот первая сцена – коллаж «Джеймс Бонд». Он не просто розовый, как мечта. На него Эверлинг надевает сорочку из «пин-апов», в руках неизменный ствол. А со всех сторон – на пляже, в авто, в вертолете – обольстительные девушки. Иронию поп-арта художница возводит в степень. На смену Бонду появляется «Сальери». На нем черная треуголка а-ля капитан Морган и футболка c картинкой «W. A. Mozart»…

Второе действие начинается с «Воспоминания о будущем». На фоне неба, усыпанного херувимами, по сцене шагает девушка. У нее под ногами не сами алюминиевые банки, а куски ткани с изображением гор этой тары. Эверлинг остроумно использует поп-арт «двойной переработки».

Финальная сцена разыгрывается одновременно в двух пространствах театральной, простите, выставочной коробки. «Сидящие йоги», как им и положено, медитируют в позе лотоса. Правда, один сидит на голове. «Игра в карты на даче» – две дамы, чем-то похожие на кошек, играют в подкидного дурака. Они сидят на веранде с цветастыми занавесками и мечтают… О чем?

Наб. канала Грибоедова, 103. До 1 декабря.


Василий ПОСТНИКОВ, фото Сергея НИКОЛАЕВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here