В Русском музее открылась главная выставка года

Выставка к 175-летию со дня рождения художника открылась в Корпусе Бенуа. 250 произведений Репина – в основном картины, живописные эскизы и рисунки – собраны из лучших музеев России. Прежде всего из самого Русского музея и Третьяковской галереи. А также из  главного художественного музея Финляндии – хельсинкского «Атенеума», из музея-усадьбы Репина «Пенаты», отечественных частных собраний.

Этот проект Русского музея и Третьяковской галереи (где демонстрировался весной – летом нынешнего года с успехом, а выставку посетили более шестисот тысяч человек) задумывался большой кураторской командой как возвращение Репина широкой публике. Давно миновали времена, когда в тесте на стереотипы мышления фруктом было обязательно яблоко, поэтом – Пушкин, художником – Репин. Его картины «Бурлаки на Волге» и «Не ждали» давно исчезли из школьных учебников.

Помнится, к 150-летию художника Русский музей тоже устраивал большую выставку. Она прошла незамеченной. Публика постарше устала от внушений, что Репин – источник и предшественник социалистического реализма. Зрители помоложе постигали русский авангард, который как раз в середине 1990-х открывался во всей полноте.

Вряд ли будет уместным говорить про реабилитацию Репина, он в ней не нуждается. И потому, что не был «соцреалистом», и потому, что его лучшие произведения, те же «Бурлаки», всегда были супервостребованными на выставках.

Тем не менее 175-летие Репина стало хорошим поводом напомнить: он был не просто знаменитым художником. Он был одной из центральных фигур русской культуры в течение 70 лет своей карьеры. Первая картина – «Приготовление к экзамену» (1864), созданная чугуевским иконописцем, только что принятым на обучение в Академию художеств, вызвала восторг у товарищей по кисти. В начале ХХ века на «репинские среды» в усадьбе «Пенаты» собирались Короленко и Анд­реев, Шаляпин и Глазунов, Маяковский и Бехтерев, Чуковский и Стасов… Конечно, образованная публика любила посудачить о вегетарианских привычках Натальи Нордман, второй жены и музы Репина. Но говорили и про картины, которые создавались в «Пенатах».

Между этими двумя точками было общение Репина с Мусоргским, Толстым, Тургеневым, Третьяковым, Куинджи, Мамонтовым, Тенишевой… Не говоря уже о коллегах – от Крамского до Бенуа. Это общение отразилось в картинах, письмах, мемуарах. По мнению некоторых историков искусства, активная общественная и светская жизнь привела к разрыву Репина с первой женой Верой, не любившей шума и многолюдных собраний. Они прожили вместе 15 лет.

Репин начинал карьеру, когда уходил академизм, он стал лидером русского реалистического искусства и четко осознавал свою миссию. Достаточно взглянуть на его автопортреты 1878 и 1887 годов, чтобы в гордом взгляде уловить сходство с высокой самооценкой, которая видна в автопортретах Рембрандта, сделанных примерно в том же возрасте. И даже в автопортрете 1920 года перед нами хотя и уставший от жизни, но проницательный человек, понимающий, в какое время ему доводится жить.

Репин спорил с «литературностью» передвижников – об этом картина «Не ждали». «Тайно» интересовался импрессионистами – вспомним полотно «Какой простор!». На склоне лет увлекался фигуративным экспрессионизмом – «Иди за мной, Сатано».

А еще была целая серия женских портретов, какие-то создавались на заказ, а с Елизаветой Званцевой художника связывали бурные романтические отношения. Были картины на исторические темы – в частности, «Царевна Софья» и не приехавшая в Петербург картина «Иван Грозный и его сын Иван…», которая в прошлом году пострадала от вандала. Несколько значимых, особенно для своего времени, картин на революционные темы – например, «17 октября 1905 года».

Как всю эту лавину показать современному зрителю, и без того утомленному обилием визуальных образов? Русский музей использовал прием, который напомнил популярную песню «Думайте сами, решайте сами…». Произведения расположены в хронологическом порядке с минимальными, но полезными комментариями. Выставочные отсеки последовательно отражают творческую и личную биографию Репина. Зритель волен сам выбирать маршрут и скорость передвижения. Можно галопом пробежать вдоль хитов. К названным полотнам добавлю «Садко», «Крестный ход в Курской губернии», «На солнце» («Портрет Надежды Репиной»). А можно изучать эскизы к хитам, к тем же «Бурлакам». Или с интересом обнаружить, что моделью для атамана Ивана Серко в «Запорожцах» служил генерал Михаил Драгомиров. Портрет этого человека с интеллигентным ироничным лицом представлен рядом.

Есть и другие варианты – сосредоточиться только на портретах, на религиозной теме и т. д. Даже то, что выставка не имеет сквозного маршрута (от «Запорожцев» приходится вернуться в начало и потом увидеть «Не ждали» и поздние произведения), работает на проект. Репин – очень разный, «читать» его можно долго, как историю времени, в котором он был не свидетелем, а действующим лицом.


Василий ПОСТНИКОВ, фото Татьяны ГОРД

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here