Дворцовое тепло

24

О чем могут рассказать эрмитажные печи и камины

Когда Эрмитаж называют универсальным музеем, то подразумевают разнообразие его коллекций – по ним можно изучать культуры почти всех эпох и цивилизаций. На самом деле универсальность музея простирается еще дальше. История технического прогресса тоже отражена (законспектирована) в его интерьерах.

Например, петербургское издательство «Арка» выпустило в свет книгу Евгения Визнера, служившего главным энергетиком Государственного Эрмитажа с 1976 по 1994 год. Книга посвящена истории отопления и электроснабжения зданий музея.

Многие инженерные новшества проходили проверку именно на зданиях эрмитажного комплекса. Одними из первых в России железные конструкции появились на Зимнем дворце. Первая музейная система кондиционирования – в Новом Эрмитаже. Отдельные элементы последней сохранились до наших дней, некоторые из них все еще используются. И книга Евгения Визнера вполне может стать путеводителем, позволяющим провести для себя самого тематическую экскурсию «Дворцовое тепло и музейный ток». Или организовать квест «Найди старый калорифер».

«История Эрмитажа теснейшим образом связана с историей развития науки и техники в России и во всем мире» – так автор начинает свой рассказ. И хотя язык повествования строг, даже суховат, читать книгу не трудно. Она не перегружена техническими терминами, дополнена цитатами из архивных документов, писем, мемуаров и проиллюстрирована хорошими фотографиями, редкими планами, чертежами, рисунками.

Конечно, это не художественная литература. Однако «сюжет» необыкновенно увлекателен. И тот, кто дочитает до конца, выяснит, что история создания и улучшения дворцовых и музейных систем отопления полна неожиданных, иногда драматических поворотов.

Все знают, что вначале были печи и камины. Не всем известно, что они не могли наполнить теплом дворцовые залы. Граф Петр Борисович Шереметев в 1787 году писал, что в Зимнем дворце «…холод везде несносный, в комнатах все камельки, печи только для виду и не закрываются николи». Даже личные покои императрицы, по его словам, обогревались скверно. К тому же печное отопление было небезопасным. Пожар, который уничтожил замечательные интерьеры Зимнего дворца в 1837 году, начался из-за того, что в печной трубе плохо закрыли отдушник.

Когда дворец восстанавливали, о мерах противопожарной безопасности думали прежде всего. Тогда и появилась первая централизованная система отопления – конструкции военного инженера Николая Алексеевича Аммосова. В подвалах Зимнего дворца установили 55 больших и 29 маленьких пневматических печей, в которых нагревался забираемый с улицы воздух. По внутристенным «жаровым» каналам он поступал в помещения. Заслонки (душники) этих каналов и сегодня можно обнаружить в музейных залах.

Впрочем, через некоторое время выяснилось, что горячий воздух аммосовских печей слишком сух и что вместе с ним в помещения попадают частицы дыма и копоти. Во второй половине XIX столетия на половине императрицы Марии Александровны, страдавшей астмой и сердечными приступами, смонтировали новую систему отопления – водяную. Она предусматривала помимо всего прочего обогрев окон. В Малиновой гостиной Зимнего дворца, в оконном проеме, между рамами, сохранились устроенные тогда вентиляционные отверстия – приточные и вытяжные.

Одновременно на личном подъезде государыни императрицы (ныне – Октябрьском) была создана система для нагрева холодного воздуха, поступающего с улицы при открывании дверей. Ее составные части – водогрейный котел в подвале и радиатор под окном на первом этаже Октябрьского подъезда – тоже дожили до нашего времени. Первый можно увидеть на фотографиях, второй – в вестибюле Октябрьского подъезда.

Есть в музее и другие памятники инженерной мысли. Примерно посередине Романовской галереи Малого Эрмитажа на стене укреплен ртутный термометр. Корпус его закрашен краской под цвет стены, видна только небольшая стеклянная колба со шкалой. Посетители разглядывают картины, любуются интерьерами. А этот бытовой прибор, оставшийся от некогда передовой системы отопления и вентиляции, замечают только смотрители музея.

Тонкий ртутный столбик вот уже почти сто лет исправно показывает температуру… И напоминает о том, что в 1914 году в Эрмитаже была создана система отопления и вентиляции, которую считают первой музейной системой кондиционирования воздуха. Идея заключалась в том, что «спускавшаяся ранее в Неву за ненадобностью теплая вода, уносившая бесполезно более половины тепла, содержащегося в сжигаемом на электрической станции Зимнего дворца топливе» может быть использована «для отопления Эрмитажа и нагревания вентилирующего это здание воздуха». Широкие чугунные радиаторы под окнами в Романовской галерее тоже сохранились с того времени и выполняют свою ­работу до сих пор…

В книге Евгения Визнера – восемь частей, в каждой части по несколько глав. Автор подробно рассказывает о системах отопления и электроснабжения Зимнего дворца и Малого Эрмитажа до 1923 года, об электрификации Зимнего дворца и Большого Эрмитажа, о строительстве современной системы кондиционирования воздуха в Новом Эрмитаже и Фондохранилище… Отдельная глава посвящена жизни музея в годы Великой Отечественной войны и послевоенному строительству. Еще одна – эпохе ­перестройки.

На то, чтобы собрать весь этот материал, автору потребовалось около десяти лет. И хотя изначально книга предназначалась только для сотрудников Эрмитажа – как необходимое в работе справочное пособие, – со временем она выросла в исторический труд, адресованный всем любителям истории инженерной мысли, истории Эрмитажа и Санкт-Петербурга.


Екатерина ЭММЕ, фото Татьяны ГОРД, предоставлено музеем

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here