Воспитать Человека

16

Таков был девиз основателя российской педагогики Константина Ушинского

«Каждая школа, каждый педагог неизбежно выполняют одну из двух функций: или они готовят счастье своей стране, или несчастье», ‒ писал еще в середине XIX века Константин Дмитриевич Ушинский, знаменитый педагог и автор «Родного слова». Именно благодаря ему появилась в Петербурге, а затем и во всей России наука педагогика.

«Приготовлять умы»

Родился Ушинский в 1824 году в Тульской губернии в семье мелкопоместного дворянина Дмитрия Ушинского. Его любили и родители, и мачеха. Повезло ему и с учителями. В гимназии Константин учился легко. Его большой страстью было чтение. Для того чтобы лучше понимать Гёте, он самостоятельно выучил немецкий язык. Во время учебы на юридическом факультете Московского университета Ушинский начал давать частные уроки и под влиянием университетских педагогов Грановского и Редкина окончательно решил посвятить себя преподаванию. Ушинский пишет в своем дневнике: «Приготовлять умы!.. Вот наше назначенье… рискуя жизнью, бросать семена в землю, зная, что никогда не увидишь жатвы… отдать все потомкам, которые забудут и имена наши… знать все это и все-таки отдать им жизнь свою – велика любовь к истине, ко благу, к идее! Велико назначение!»

Влияние личности

В Демидовском лицее в Ярославле и Гатчинском сиротском институте в роли преподавателя Ушинский размышляет о влиянии личности воспитателя, которую нельзя заменить системой наказаний или поощрений. На собственном опыте Ушинский создает педагогическую концепцию, делая акцент на нравственном воспитании. И это приносит свои плоды. Если раньше в Гатчинском институте активно работала система наказаний, провинившегося ученика могли отправить в карцер, оставить без обеда, а доносительство поощрялось, то с приходом Ушинского ситуация изменилась. Моральный климат стал лучше, значительно повысилась успеваемость. Из своих учеников молодой педагог старался вырастить прежде всего Человека. Став впоследствии директором Гатчинского института, Ушинский писал: «Канцелярия и экономия наверху, администрация в середине, учение под ногами, а воспитание – за дверьми здания». Не покладая рук работал он над тем, чтобы сместить акценты, поставив во главу угла воспитание. Ведь именно через воспитание, считал он, появится страсть к учению, а администрацию и канцелярию он неизменно ставил в конце списка приоритетов. Естественно, не все были согласны с этими утверждениями. На Ушинского стали писать доносы. Спасло его от увольнения приглашение на должность инспектора классов в Смольный институт.

Донкихот образования

В Смольном тоже начинаются прогрессивные изменения. Здесь, вспоминая о роли матери в его жизни, Ушинский приводит доводы в пользу женского образования. Азы воспитания и образования человек получает прежде всего от своей матери, и для того чтобы вырастить человека, необходимо дать потенциальным матерям хорошее образование. Ранее воспитанницы находились в стенах Смольного словно в тюрьме. Отлучаться из учебного заведения на каникулы было запрещено, при встречах с родными присутствовали надзирательницы. Они же регулярно прочитывали личную переписку воспитанниц. За малейшие провинности следовали наказания. Основной упор в образовании делался на закон Божий, иностранные языки, музыку и танцы. Ушинский же разрешил воспитанницам проводить каникулы в кругу семьи, запретил разделения на сословия, сделал акцент на преподавании русского языка, который до этого в Смольном практически не преподавали. Оборудовал лаборатории для изучения физики и химии, увеличил количество часов по географии. Успеваемость после таких реформ повысилась. В Смольный потянулись учителя и чиновники, чтобы перенять опыт Ушинского. Но, к сожалению, и здесь педагога-новатора ждала неудача. Начальница института Леонтьева начала против него войну. В доносах приспешники Леонтьевой обвиняли его в атеизме и политической неблагонадежности. Чтобы разрешить конфликт, Ушинского отправляют в командировку изучать опыт европейского образования. Отставка была фактически завернута в красивый фантик длительной «командировки» за государственный счет.

Педагогическая доктрина

Но Ушинский действительно изучает иностранный опыт и активно разрабатывает российскую педагогическую систему. Главное место в которой он отводит преподавателю, обращая внимание на творческую составляющую этого процесса: «Педагогика это не наука, а искусство, самое сложное, самое необходимое из всех искусств». Уже тогда Ушинский писал о профессиональном выгорании преподавателя и об уважении общества к труду учителя. Ушинский разрабатывает систему народных школ, чтобы образование было обязательным для всех, считая это самой прочной и основной финансовой операцией. Но прежде, подчеркивал он, необходимо привить интерес к знаниям, ведь только тогда ученик будет упорно и плодотворно учиться. «Если классная дама требует, чтобы маленькие дети сидели неподвижно, как куклы, если они не смеют открыть рта, чтобы заговорить с учителем, и если голос учителя бубнит одиноко, то и одного такого часа достаточно, чтобы измучить дитя, и измучить совершенно бесполезно, – писал Ушинский, вспоминая свой опыт в Смольном. – Ведь задача учителя не только дать предмет, а пробудить умственные способности детей».

Многие цитаты Ушинского и сейчас актуальны: «Мы валим в детскую голову всякий ни к чему не годный хлам, с которым потом человек не знает, что делать… Давно пора серьезно по­думать о том, чтобы оставить в наших учебниках только то, что действительно необходимо и полезно для человека, и выбросить все, что держится только по рутине и учится для того, чтобы быть впоследствии позабытым».

К сожалению, Ушинский скончался в возрасте 47 лет от хронического воспаления легких, не успев много, но оставил после себя настоящий клад – педагогическую систему, которая актуальна и по сей день.


Ирина ТРЕТЬЯКОВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here