В центре Петербурга открылась выставка миниатюр о цирке

Ровно сто лет назад, 26 августа 1919 года, был подписан декрет Совета народных комиссаров «Об объединении театрального дела», который коснулся и цирков: они стали государственными. В честь этого уже состоялось и еще состоится множество событий, но нас интересует одно – пожалуй, самое странное.

Цирк и фарфор – парадоксальное сочетание. Цирк – это всегда ярко, шумно, цирковые номера требуют силы и ловкости. Фарфоровые изделия – напротив, бледные, хрупкие, неподвижные, любое грубое движение может сокрушить их. И однако же цирк с фарфором сходятся. Потому что и то и другое – искусство.

Большой Санкт-Петербургский цирк и Императорский фарфоровый завод объединились и к юбилею государственных цирков подготовили выставку «Фарфоровый парад-алле», которая открылась 24 августа в арт-пространстве «Амбар Буржуа» на Большой Конюшенной улице, 2.

– В этот раз мы дали не так много предметов из собственной коллекции – ее можно увидеть и в цирке в большом количестве, – говорит заведующая Музеем циркового искусства Екатерина Шаина. – Нам захотелось позвать наших друзей – художников и частных коллекционеров. И это совершенно новая история. Были замечательные коллекции, которые не так-то легко увидеть. Были замечательные экспозиции, в которые включались какие-то из этих экспонатов. Но фарфоровых выставок на цирковую тематику не было никогда.

Парад-алле – в цирке так называется торжественный выход на арену всех артистов. Попадаешь в галерею и видишь, что тут действительно именно он, парад-алле. Со всех сторон на тебя глядят фарфоровые клоуны, акробаты, животные… И знакомые имена и лица: вот Олег Попов, вот Карандаш – Румянцев, Юрий Никулин – все узнаваемые, все как живые.

Большинство работ предоставил для выставки народный артист России иллюзионист Анатолий Сударчиков. В его собрании более восьмисот фигурок цирковых артистов со всего мира, выполненных в керамике, стекле, пластмассе, полимерных материалах и в фарфоре, – здесь, конечно, только последние.

Поучаствовал Музей фарфора и шахмат, находящийся на Аптекарской набережной. В одной витрине выстроился рядами полный фарфоровый шахматный комплект работы скульптора Ивана Асиновского. Пешками тут – черные и белые пудели, а в качестве ферзей – например, антрепренеры с цилиндрами.

Сотрудник ФКП «Росгосцирк» и коллекционер Юрий Халявин привез из Москвы уникальные статуэтки – в его коллекции, посвященной исключительно цирку, более двухсот работ, некоторые из них никогда не выпускались в массовый тираж. Вот «Каштанка» Астры Бржезицкой, а вот постимпрессионистская «Без страховки».

Свои современные работы представил заслуженный художник России скульптор и керамист Иван Тарасюк. Его жонглеры, эквилибристы, иллюзионисты и клоуны выскакивают на декоративные фарфоровые тарелки, блюда, чайные сервизы, будто на манеж.

Персональная витрина отведена под миниатюры скульптора Александра Дегтярева, недавно отпраздновавшего 90-летие. В огромной части своей работы еще с 1950-х годов мэтр вдохновлялся именно цирком. Он даже имел постоянный пропуск в цирк и сам выходил на манеж в качестве артиста. Тут его статуэтки: клоун Вяткин с собакой Манюней в большой ложке. (Статуэтка, кстати, вышла гигантским тиражом – в сотни тысяч экземпляров.) Вот Манюня отдельно сидит на аккордеоне, а вот и Карандаш в узнаваемой шляпе. Тут, впрочем, не только старые работы Дегтярева, но и прошлогодние.

– Все началось из-за клоуна Вяткина, – рассказывает сам Александр Васильевич. – Я вышел на диплом в Академии художеств. Что делать – не знаю. Пошел в цирк, увидел Вяткина и думаю: вот мой диплом. Занялся его портретом, но не разрешили – тогда были другие времена. Поэтому для диплома я сделал портрет Аркадия Гайдара. А с Борисом Вяткиным мы подружились не разлей вода. Он мне с утра звонил, спрашивал: «Ты ел что-нибудь?» Хорошо готовил очень. Когда он умер, поминки были у меня дома. Для меня это была громадная потеря. Человеком он был на редкость незаурядным и с огромным талантом – а образования у него даже среднего не было! Когда ездил на гастроли, брал с собой чемодан моих статуэток и всем раздавал. Даже Джавахарлалу Неру подарил и президенту Франции. Он меня и ввел в цирковой мир, познакомил с артистами. Очень жалею, что не вылепил некоторых из них, – не успел. Зато успел – Карандаша. У нас с ним тоже были довольно теплые отношения. Он пришел ко мне и говорит: «Почему ты меня не делаешь?» Я сделал, но фигурка плохо обжигалась в горне, взрывалась. Поэтому Карандашей я сделал всего три. Они все сейчас в Музее циркового искусства. Потом я занялся другими вещами. А в прошлом году вдруг неожиданно для себя сделал новую версию Карандаша и еще – группу акробатов. Цирк меня не оставил.

Выставка продлится до 8 сентября.


Фото Натальи ЧАЙКИ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here