Миниатюрные портреты Романовых – вновь в России

Музей-заповедник представил журналистам новое приобретение – пять миниатюрных портретов Романовых, происходящих из легендарного ларца Марии Федоровны, последней вдовствующей императрицы России, матери Николая II. В витрине под лупами – «рисовые зернышки», как шутя называют эти миниатюры, которые исчисляются миллиметрами, сотрудники «Царского Села». Хотя на зернышки похожи только два портрета, поскольку овальной формы: Николая II и его супруги Александры Федоровны. Остальные портреты – тоже последнего российского императора, но в детском и юном возрасте, а также мужа Марии Федоровны Александра III – напоминают большие круглые таблетки (два самых больших портрета имеют диаметр всего 18 миллиметров). Это не просто портреты, когда-то они были частью украшений – брошей и подвески. Презентация этих бесценных с мемориальной точки зрения артефактов, купленных с помощью благотворительного фонда «Транссоюз», – продолжение приобретения «Царским Селом» архива тех Романовых, кому удалось эмигрировать и тем самым выжить.

Ровно два года назад музей-заповедник презентовал прессе обретенный (тогда – при поддержке Сбербанка) архив из 201 единицы хранения, куда вошли фотографии, автографы, телеграммы, письма и даже рисунки русских царей. Он должен был быть распродан на лондонском аукционе Sotheby’s, но владельцы решили уступить эти предметы «Царскому Селу» по цене, с которой они бы поступили на торги. С тех пор ГМЗ предлагали купить и эти пять мини-портретов, происходящие из того же собрания, но сделать это сразу не было финансовой возможности. Судя по всему, тот архив принадлежал наследникам Ксении Александровны, сестры Николая II. Ей же достался ларец матери с многострадальными драгоценностями после ее смерти в 1928 году на родной датской земле. Сокровища действительно многое пережили. Как рассказала директор «Царского Села» Ольга Таратынова, свой сундучок Мария Федоровна хранила очень бережно и никогда ничего из него не продавала; когда жила в захваченном большевиками Крыму, где постоянно была угроза обысков, драгоценности помещались в жестяные банки и прятались между скал.

В 1929 году часть сокровищ была продана Ксенией Александровной английской ювелирной фирме R. G. Hennel&Sons, причем если говорить конкретно об этих пяти предметах, то компания была заинтересована в драгоценных оправах, которые, скорее всего, были бриллиантовыми (их судьба неизвестна), портреты же были вынуты и возвращены Ксении. То есть сейчас это сокровища не в прямом, «ювелирном» смысле, а в историческом. И очевидно, конечно, что для Марии Федоровны эти драгоценности были дороги как раз не бриллиантами, а именно этими изумительными, тончайшими изображениями любимых людей – покойного мужа и расстрелянных сына и невестки. Все эти портреты выполнены в 1860 – 1890-х годах одним мастером, Александром Матвеевичем Вегнером, на тоненьком срезе слоновой кости. В Россию портреты вернулись с конвертами, где рукой представителя R. G. Hennel&Sons сделана опись драгоценностей, а рукой Ксении Александровны подписаны изображения: «Папа», «Ники», «Ники и Аликс».

Вообще судьба драгоценностей Марии Федоровны (броши и подвеска, куда были вправлены эти портреты, – лишь малая их часть) – это отдельная захватывающая тема, достойная авантюрного романа. Какая-то их часть досталась даже британскому королевскому дому, Елизавета II иногда надевает то или иное украшение. Что же до русской портретной миниатюры, то это отдельное направление в изобразительном искусстве, имеющее своих ценителей. «Царское Село», что и говорить, обрело уникальные вещи XIX века, судьба которых в веке двадцатом обрела новый, трагический смысл. ГМЗ и без того обладал одной из самых значительных иконографий Николая II, теперь же собрание пополнилось еще тремя его портретами, включая и самый маленький из известных в мире – размером 8 на 6 миллиметров.

Артефакты из представленного два года назад архива Ксении Александровны займут свое место в Александровском дворце, который скоро откроется после масштабной реставрации. Там же будут экспонированы и эти пять портретов, но на какое время, сказать сложно: они выполнены гуашью и акварелью, а музейщики крайне трепетно относятся к работам в этой технике, выставляют с перерывами, чтобы произведения «отдыхали» от света.


Геннадий ДОРОШЕВ, фото Натальи ЧАЙКИ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here