На экраны вышел российский фильм «Эбигейл»

Эбигейл – это имя главной героини, которую играет молодая грузинская актриса Тинатин Далакишвили. В городе, где живет девушка, у всех – условно-английские имена вроде «Гарретт» или «Маргарет». Город закрыт на карантин: власти уверяют граждан, что за его пределами свирепствует ужасная эпидемия. В самом городе инспекторы в глухих металлических масках под руководством самодовольного лидера (Артем Ткаченко) то и дело забирают предполагаемых «зараженных» – ради общего блага, разумеется. Отца Эбигейл (в этой роли приглашенная английская звезда Эдди Марсан), изобретателя и ученого, тоже взяли, когда девочка была маленькой. Эбигейл остается жить с матерью (симпатичное камео Ксении Кутеповой) под несмываемым клеймом. Но много лет спустя она внезапно выясняет, почему это произошло: оказывается, забирают вовсе не больных, а тех, кто одарен магическими способностями. Эбигейл отправляется на поиски отца.

Фильм Александра Богуславского «Эбигейл» составлен из множества привлекательных деталей, так что прямо глаза разбегаются поначалу. Город, в котором происходит действие, – прекрасная смесь в стиле «дизельпанк»: здесь летают причудливые дирижабли, в домах у людей горят свечи и играют патефоны, а одеваются горожане во что-то среднее между модой 20-х годов и модными лохмотьями из инди-бутиков.

Сам город, в котором они живут, напоминает, скорее о Восточной Европе: узкие покрытые брусчаткой улочки, барочные башни и что-то еще знакомое… И неудивительно: часть эпизодов снималась в Эстонии, а часть – в Москве и в Петербурге. Отдельное удовольствие – разглядывать архитектуру и узнавать, что вот эту тайную улицу магов, например, снимали на Обводном, а вот этот правительственный комплекс – на самом деле Гатчинский дворец. Петербург отлично и естественно сыграл роль фэнтезийного города – оно и неудивительно. В «Эбигейл» с ее англоманскими именами и ретроэстетикой есть что-то от романтических историй Александра Грина, а ведь известно, что замечательный визионер вдохновлялся не только пейзажами Крыма, но и петербургским городским мистицизмом.

Плоха та сказка, которая не опирается на реальность, и у «Эбигейл» с этим нет проблем: ее никак не назвать просто развлекательной фантазией. Когда черные «воронки» инспекторов по ночам увозят «больных» неизвестно куда, когда круглый день громкоговорители вещают об «общественной безопасности» и прославляют отделившую Город от всего мира Границу, когда Эбигейл обрывают словами «молчи, дочь зараженного» – это не может не ассоциироваться с событиями XX века в России, в Германии и много где еще. Маги здесь живут в настоящем гетто – хотя это слово и не произносится. Часть чародеев под руководством Нормана (Риналь Мухамедов) готовит бунт – это вкупе с восточноевропейским колоритом не может не напомнить о Варшавском восстании… Под фэнтезийным соусом тут звучат вполне серьезные слова о том, что предпочтительней – конкуренция или равенство, о страхе перед чужаками, о том, как революция способна пожрать своих детей…

Для взрослых, которые помнят историю, аналогии очевидны. Может быть, «Эбигейл» имела бы шанс вслед за «Гарри Поттером» и другими важными сказками нашего времени рассказать и детям что-то важное об истории, о ксенофобии и пропаганде. «Эбигейл» могла бы – при несравненно более низком бюджете – вполне посоревноваться с недавними «Алитой» и «Хрониками хищных городов» и подарить молодой аудитории новую любимую героиню.

Но вот беда: видимо, желая создать комплексную внутреннюю мифологию, создатели накрутили одни барочные украшения на другие, причем многие из них появляются к середине, а то и к концу фильма. Вместо оружия здесь – странные магические «энджины», двигатели, причем разных видов и с разными функциями; внутри них, оказывается, живут феи; отец не погиб, а оказался в тюрьме для магов; чтобы тюрьму разрушить, нужно совместить несколько энджинов… Обстоятельства нарастают комом и делаются бессвязными, действие провисает и становится откровенно заунывным, безуспешно пытаясь заполнить пустоту боевыми сценами. Главная и грустная магия происходит с героями: они прямо на глазах превращаются в картон, а их реплики становятся все более клишированными. «Месть их не вернет», «Загляни в свое сердце», «В тебе живет любовь», – скучным голосом говорят друг другу Эбигейл и Норман, как будто изнывая и стремясь поскорее свести концы с концами – вместе со сценаристами.

Волшебство не срабатывает: сочетание стольких симпатичных элементов не может взломать тюрьму скомканного сценария и все более бессвязной режиссуры. Если герои «Эбигейл» смогли преодолеть внутренние противоречия и победить – сам фильм довольно скоро в них вязнет и, как подбитый дирижабль, пикирует куда-то на дно зрительских ожиданий.


Фото kinopoisk.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here