Четверть века назад, в конце июля 1994 года, Борис Ельцин подписал указ о создании в Петербурге особой структуры – Государственной герольдии при президенте Российской Федерации. О том, зачем была учреждена и чем сегодня занимается служба, рассказал ее бессменный глава – государственный герольдмейстер заместитель директора Государственного Эрмитажа по научной работе Георгий Вадимович ВИЛИНБАХОВ.

Отличать своих от чужих

При слове «геральдика» у большинства читателей в головах наверняка возникают мысли о старинных гербах, расписных щитах и знаменах. Казалось бы, какое отношение эта историческая наука может иметь к настоящему времени? Оказывается, самое прямое. Современная геральдика охватывает гораздо более широкие сферы, нежели простое описание рыцарских гербов. Она повсюду вокруг нас: в форме сотрудников различных служб, на фасадах зданий в виде флагов, на столах во время важных встреч, на визитных карточках чиновников, на приветственных стелах при въезде в города…

Сегодня орган, занимающийся российской геральдикой, называется несколько иначе, чем в 1994 году, – Геральдический совет при президенте РФ. По словам председателя совета Геор­гия Вилинбахова, геральдика – это особый язык, система знаков для распознавания, которая на протяжении всей жизни помогает людям отличать «своих» и «чужих». Но главное – это сами люди, ведь геральдический знак в отличие от логотипа всегда относится к социальной группе.

– Зарождение службы началось в девяностые, когда шла активная борьба за власть и разные социальные слои, разные партии устраивали демонстрации с помощью значков, флагов, знамен, повязок и так далее, – вспоминает герольдмейстер. – На этом поле шла борьба и за то, под каким флагом дальше будет жить вся Россия. Мы помним все это многоцветие. Во многих бывших республиках Советского Союза путь к выходу из него начался именно с возврата национальных символов. На заседаниях Верховного Совета депутаты ставили на свои столики исторические флажки своих республик. А в 90-м году явно встал и вопрос о дальнейшей символике РСФСР. Был создан специальный круглый стол, первое заседание прошло в декабре 1990-го. Это было живое общение: приходили не только специалисты в области геральдики, но и депутаты, журналисты, космонавты, художники.

Формы России

Изначально комиссия пыталась как-то убрать «политику» из герба и флага РСФСР – например, заменить чем-то серп и молот. Но затея не удалась, поскольку любой геральдический символ – это текст и вырезание из него части картинки равносильно выбрасыванию строчки из стихотворения. Одновременно с этим специалисты пытались придумать и совершенно новые символы новой России, не привязанные к дореволюционной или советской символике, но поскольку в СССР геральдику не преподавали, художники просто не знали, как правильно это сделать.

Наконец, совет пришел к выводу, что нужно обратиться к истории России и символам, которые олицетворяли ее на протяжении разных времен. Ведь гербу с двуглавым орлом насчитывается более пятисот лет, трехцветному флагу – более трехсот. К примеру, орел обозначал наше государство в период и Московского княжества, и Московского царства, и Российской империи, и Российской республики в 1917 году, и РСФСР в 1918 году (есть документы, подписанные Лениным, с печатью с двуглавым орлом, а серп и молот появились чуть позже).

– Мне часто задают вопрос: что символизирует орел или полосы на флаге? Отвечаю: ничего, кроме одного – они обозначают наше с вами государство, – подчеркивает Георгий Вадимович. – Точно так же, как слово «Россия» не несет другого смысла, кроме вербальной формы названия государства. И поэтому, когда я слышу предложения изменить современный российский флаг, герб или гимн, то всегда спрашиваю: так, может, и название поменяем? После этого собеседник обычно приходит в замешательство. Впрочем, ни одного такого серьезного предложения на официальном уровне за все прошедшие годы нам, к счастью, не поступало.

От медалей до гербов

Чем же сегодня занимается Геральдический совет, если государственные символы России давно утверждены и изменению не подлежат? По словам его председателя, работа службы похожа на установку знаков на дорогах. Схема движения постоянно меняется, появляются новые улицы, где-то начинаются или заканчиваются ремонты. Словом, мало один раз расставить знаки, нужно постоянно следить за их актуальностью, обновлять, добавлять новые.

– Не так давно появилась новая структура – Национальная гвардия РФ. И нужно было составлять для нее всю линейку геральдических знаков – начиная от штандарта руководителя и заканчивая наградами, – поясняет Георгий Вилинбахов. – Эта работа еще не закончена. То же самое происходит с территориальной геральдикой. Округа сливают друг с другом, разделяют, им нужны новые символы. Сейчас у нас в работе целый ряд гербов муниципальных образований, которые осенью после экспертизы могут быть внесены в Государственный геральдический регистр. Нам присылают на проверку проекты наградных знаков и медалей, которые разные ведомства хотят выпустить к своим памятным датам. Также сейчас общаемся с военными моряками, после каждого военно-морского парада мы им высказываем свои замечания и предложения по флажному этикету и протоколу.

Помимо экспертиз и новых разработок Геральдическая служба контро­лирует исполнение законодательства в своей сфере. Яркий пример – повсеместная любовь чиновников разного уровня к штандарту президента. Это полотнище в цветах российского флага, в центре которого изображен герб. Копии таких штандартов госслужащие очень любят вывешивать или устанавливать на столах в своих кабинетах, хотя по закону права на это не имеют. По сути это то же самое, как если бы адъютант генерала надел генеральские погоны. Наконец, Геральдический совет помогает службе протокола организовывать различные государственные церемонии.


Фото Виктора СЕМЕНОВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here