В Эрмитаже представили выставку «Мечты Италии»

Полное название выставки, созданной совместно с Лувром, – «Мечты об Италии. Коллекция маркиза Кампаны». Этот блокбастер из более четырехсот произведений искусства, в основном античных и раннего Возрождения, напоминает о человеке, который в годы объединения Италии в единое государство стремился создать для своей страны национальный музей. Не получилось.

В 1860-е годы коллекция Кампаны рассеялась по Европе, самое лучшее поделили Россия и Франция. Эрмитаж и Лувр, обогатившись шедеврами, стали теми супермузеями, которые мы знаем сейчас. Итальянские газеты обвиняли папское правительство в предательстве национальных интересов. Но вся Европа еще раз наглядно убедилась, откуда началась ее цивилизация. И в том, что в начале XXI века две трети всемирного культурного наследия ЮНЕСКО находится в Италии, есть заслуга Кампаны.

В молодости Джанпьетро Кампана ди Кавелли (1808 – 1880) умело сочетал занятия банковским делом, археологией и коллекционированием древностей. С конца 1820-х до 1850-х годов маркиз вел археологические раскопки в Риме, области Лацио и этрусских городах Вейи и Черветери, активно покупал предметы искусства на антикварных рынках, на него работала сеть дилеров от Этрурии до Сицилии. За 25 лет Кампана собрал 12 тысяч предметов, хранившихся в трех зданиях. Просвещенные европейцы искали возможность получить рекомендательное письмо, которое открывало двери этого частного музея.

Еще в возрасте 25 лет Кампана занял пост директора ссудной кассы Монте-ди-Пьета в Риме – ключевого финансового учреждения Папской области. Эта должность была создана под него как кризисного менеджера. Маркиз вывел кассу из долгов, придумал давать деньги под залог произведений искусства. Но в 1851 году он сам столкнулся с финансовыми проблемами и попытался продать свою коллекцию в Россию. Тогда как раз было построено здание Нового Эрмитажа. Вероятно, не договорились о цене.

В итоге Кампана оказался в долгах, залез в папскую кассу и был на этом пойман. В 1858 году ему присудили 20 лет тюрьмы, но потом заменили жестокое наказание на конфискацию имущества в пользу Монте-ди-Пьета и вечное изгнание из Рима.

Папское правительство решило продать коллекцию Кампаны для компенсации потерь. Тайные переговоры о покупке отобранных им антиков вел Степан Гедеонов, специальный представитель Александра II. Летом 1861 года «565 ваз, 139 бронз, 1 ювелирное изделие и 77 мраморов» прибыли в Петербург, в том числе тысячепудовая (16 тонн) статуя Юпитера. Вскоре Гедеонов стал директором Эрмитажа.

Юпитер стал главным героем выставки, расположенной в Манеже Малого Эрмитажа, хотя остался на своем постоянном месте в собственном зале в Новом Эрмитаже. В том самом здании, куда хотел продать свою коллекцию Кампана. Кроме Юпитера в центре выставки – диалог римских скульптур, изображающих семь муз из собрания Эрмитажа, и бронзовой руки от статуи императора Константина. Рука хранится в Капитолийских музеях в Риме, указательный палец из коллекции Кампаны – в Лувре.

На открытии вернисажа Михаил Пиотровский говорил, что эта выставка представляет собой три гимна – античному искусству, коллекционерам, содружеству музеев, не знающему границ.

Тогда Полигимния – богиня гимнической поэзии становится главной. Как смотреть выставку из четырехсот произведений? Российско-французская кураторская команда обозначила разделы коллекции (от I до XII) – вазы, бронзы, скульптура и т. д., как это было у Кампана в его museo. Это маршрут для фанатов, чтобы рассмотреть все-все, потребуется не меньше целого дня.

Остальным порекомендую обратить внимание на скульптурные «дуэты», расстановка воспроизведена по сохранившимся изображениям музея Кампаны. Это Гомер и Сократ, Брут и Аполлон, Юлий Цезарь и Антиной. Первыми названы скульптуры из Лувра, вторыми – из Эрмитажа. На втором этаже Манежа произведений не много, все привезены из Лувра и других французских музеев. Рядом с античной мраморной Венерой – греческая икона «Святой Георгий». Тут же «Мадонна с младенцем» Паоло Венециано и керамическая ваза с двумя змеевидными ручками и изображением Генриха V и святого Петра. Барельефы Грегорио ди Лоренцо «Портрет императора Гамбы» и «Портрет Фаустины Старшей» никогда прежде не покидали Лувра.

На десерт кураторы предложили скульптуру Пьетро Бернини «Адам, Ева и змей-искуситель с женской головой». Против двух дам прародителю явно не устоять…


Василий ПОСТНИКОВ, фото Татьяны ГОРД

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here