В Петербурге создают профилактическую вакцину от онконедугов

В Санкт-Петербурге несколько научных институтов занимаются изучением онкологических процессов и поиском новых решений в борьбе с этим недугом. Одно из исследований посвящено генам, которые «работают» в новообразованиях, но не работают в нормальных, здоровых тканях. На основе одного из таких генов уже испытывается в клинике терапевтическая противоопухолевая вакцина.

А началось изучение… с аквариумных рыбок, обычных, знакомых всем и каждому золотых рыбок. Об этом рассказывает соавтор запатентованного гена, директор Биомедицинского центра, профессор Политехнического университета Андрей КОЗЛОВ. Именно этот петербургский ученый открыл первые случаи ВИЧ-инфекции в нашем городе, под его руководством создается вакцина против ВИЧ, она прошла уже вторую фазу клинических испытаний. Также группой ученых под руководством профессора Козлова открыт эффект «генетического бутылочного горлышка», что стало сенсацией в научном мире.

– Почему такой переход – от изучения ВИЧ-инфекции к онкологии?
– Исследования ВИЧ «выросли» из онкологии. Я, например, работал в НИИ онкологии в Песочном, учился там в аспирантуре, защитил кандидатскую диссертацию. В то время шли поиски вирусов, вызывающих рак у человека. Сейчас такие вирусы обнаружены. Доказано, что целый ряд онконедугов провоцируется вирусами. На основе одного из них создана профилактическая вакцина против рака шейки матки. Наука идет вперед, и со временем доказывается, что очень многие заболевания имеют в своей основе именно инфекционную природу. Однако в целом онкологическая проблема не решена.

Это означает, что нужны новые теории и гипотезы, которые помогли бы эту проблему решить. Много лет назад мы пошли по этому пути и создали новую теорию – теорию эволюционной роли опухолей. При этом мы исходили из того, что многие опухоли наследуются и не убивают своих хозяев. Мы также нашли много примеров, когда на основе опухолей возникали новые ткани и органы, например плацента. Наша теория сформулировала целый ряд нетривиальных прогнозов, подтверждением которых мы занимались последние годы. Одним из таких прогнозов было предсказание существования особого класса генов – эволюционно новых генов, работающих только в опухолях. И такие гены были нами обнаружены! Теперь речь идет о возможном использовании их в биотехнологии с последующим внедрением в практическую онкологию.

– Почему в ваших исследованиях появились золотые рыбки?
– Сначала мы занимались разновидностями золотых рыбок, на коже головы которых находились наросты – «шапочки». Отсюда и название рыбок – «львиноголовки». Причем эти наросты могут быть достаточно большими – закрывать всю голову рыбки, даже ее глаза и рот. Я увидел этих рыбок лет тридцать назад и сразу понял, что наросты имеют прямое отношение к опухолям. Дальнейшие исследования это подтвердили: «шапочки» оказались доброкачественными новообразованиями, не переходящими в злокачественные. Я предположил, что опухоли являются своего рода лабораторией эволюции, в них работают новые для данного вида
гены. 

Рыбок «с шапочками» селекционеры выводили долгое время, несколько сотен лет. Можно считать: это первый описанный в научной литературе пример искусственного отбора организмов с доброкачественной опухолью. Этому посвящена моя книга «Эволюция путем нео­функционализации опухолей. Новообразования как фактор прогрессивной эволюции» на английском, русском и китайском языках. Именно с этого начались исследования, подтверждающие предположение о возможной эволюционной роли опухолей.

– Исследования на рыбах продолжаются?
– Да, сейчас, в частности, – на трансгеномных индуцируемых опухолях полосатого данио. Нами уже получены результаты, имеющие фундаментальное значение для понимания процессов возникновения и эволюции генов, приобретения ими прогрессивных функций.

– То есть опухоли могут играть как роль убийцы, так и роль стимулятора эволюционного процесса?
– Как ни парадоксально, но это так. Вообще парадоксы очень полезны для науки.

– И все-таки, профессор, что конкретно ваша теория может дать в плане развития практической онкологии?
– Во-первых, более точно представляя природу опухолей, можно целенаправленнее и эффективнее бороться со злокачественными образованиями. Во-вторых, на основе одного из обнаруженных нами генов, работающего во многих видах опухолей человека, мы уже разработали вариант терапевтической противоопухолевой вакцины. Обнаруженный ген, как показали исследования, напрямую связан с процессом метастазирования.

На этот ген получен патент в США, там сейчас идут два десятка испытаний вакцины на основе этого гена! Предполагается, что вакцина будет универсальная, то есть ее можно будет использовать для лечения опухолей различных локализаций.

Вообще сейчас в онкологии меняются подходы. Все больше ученых говорят о том, что опухоль нужно не убивать, а «договариваться» с ней, возможно, замедлять ее рост. Заболевание нужно переводить в разряд хронических. Это другой подход: ставить во главу угла не уничтожение опухоли, а продление жизни человека.

– Вопрос только в том, как «договариваться» с опухолью, на каком языке…
– На языке генов! И прежде всего с учетом тех генов, которые «работают» в новообразованиях, но не действуют в нормальных тканях. Уверен – именно за ними будущее. Собственно, используя новый подход, который предлагает переводить заболевание в хроническое, и применяются некоторые новые методики, уже внедряемые в практическую онкологию. Например, методика адаптивной терапии.

– Расскажите подробнее о ней.
– Это когда исследованием на томографе определяется объем опухоли, подбирается терапия лекарством, но его количество и концентрацию уточняют в зависимости от динамики объема опухоли. Видим по исследованиям, что опухоль уменьшилась, – снижаем концентрацию лекарства, а если видим, что растет, – увеличиваем. Или метрономная терапия, в которой используются уменьшенные концентрации лекарства. Ведь все мы знаем и помним, что препараты для лечения онконедугов используются достаточно агрессивные.

– Вы говорите о терапевтической, лечебной вакцине. Будет ли когда-нибудь создана вакцина профилактическая?
– Думаю, да, и на это уйдет лет десять – двадцать. Мы ведем работу в этом направлении. И мы не одиноки: разработки профилактической противоопухолевой вакцины идут во всем мире.

После разработки профилактической противоопухолевой вакцины онкологическая проблема разрешится с помощью вакцинации – возможно, в пубертатном периоде (по аналогии с вакцинированием девочек против вируса папилломы, могущего вызвать рак шейки матки) или же в более старших возрастных группах – после сорока и даже пятидесяти лет. Ведь все-таки большинство видов рака привязано к возрасту.

– Если человечество сможет победить онкологию, уйдет вторая по значимости причина смертности – после сердечно-сосудистых заболеваний. Это шаг к бессмертию?
– Бессмертие в физическом теле – прерогатива магов. Нет, это не шаг к бессмертию. Ученые работают над тем, чтобы человек жил дольше, имея хорошее состояние здоровья. Даже если научимся побеждать онкологические заболевания, люди все равно будут покидать этот мир. Но жить будут дольше. Есть общие процессы старения организма, прежде всего связанные с нехваткой выработки организмом новых стволовых клеток. Не будут они продуцироваться – человек покинет этот мир.  

Есть и еще один момент: никто не может гарантировать, что через какое-то время не появится еще один страшный вирус. Например, есть предположение, что ВИЧ-инфекция с ее широчайшим распространением стала результатом борьбы, и успешной, с натуральной оспой. Оспу победили – появился ВИЧ. 


Фото Сергея НИКОЛАЕВА, Натальи ЧАЙКИ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here