Корветы строим, авианосцы в уме

72

МВМС-2019 показал главные тенденции развития отечественного флота

Цель любой крупной промышленной выставки – не только показать достижения дня наступившего. Конечно, любой участник стремится изо всех сил продемонстрировать свой технологический и научный уровень. Но он, как ни старайся, у всех игроков примерно одинаковый. Одни чуть лучше в этом, другие – в том. В среднем то на то и выходит. Чтобы выиграть гонку и оставить за собой рынок, нужно думать на два, а лучше – на три шага вперед. На завершившем вчера работу Международном военно-морском салоне было представлено сразу несколько перспективных проектов кораблей. По ним можно судить о том, в каком направлении будет развиваться судостроение в ближайшие годы.

Входящее в Объединенную судостроительную корпорацию Невское проектно-конструкторское бюро построило свою экспозицию вокруг модели авианосца «Ламантин». Почему грозный боевой корабль получил имя малоподвижного травоядного морского млекопитающего отряда сирен – осталось загадкой.

«Ламантин» – это концептуальный проект, созданный конструкторами по собственной инициативе. Поэтому он, как ничто другое, отражает их видение перспективного ударного корабля. А поскольку именно Невское ПКБ занималось разработкой всего семейства советских авианесущих крейсеров, в том числе и единственного по сей день находящегося в составе флота тяжелого авианесущего крейсера проекта 1143.5 «Адмирал флота Светского Союза Кузнецов» и заложенного в 1988 году атомного тяжелого авианесущего крейсера проекта 1143.7 «Ульяновск» водоизмещением порядка 80 тыс. тонн, который не успели достроить при СССР, а потом порезали на металл, то понятно, что опыт у ПКБ есть.

– Конечно, мы во многом отталкивались от предыдущих проработок, – рассказал «Вечёрке» конструктор Невского ПКБ Александр Топориков. – Тогда была полностью выполнена работа, зачем ей пропадать. В частности, много из обводов корпуса перекочевало на этот проект.

Так что нет ничего удивительного в том, что «Ламантин» внешне унаследовал многие «родовые» черты предшественников. В том числе и мощный трамплин на носу, предназначенный для старта самолетов.

– Наши самолеты настолько тяговооруженные, что спокойно взлетают без катапульты, – рассказывает конструктор. – Только для самолетов радиолокационного дозора устройство для разгона все-таки предусмотрено.

 «Ламантин» – атомный авианосец. Его водоизмещение порядка 90 тысяч тонн, длина – около 350 метров, ширина – около 41 метра, осадка – 12 метров. Скорость полного хода составит до 30 узлов, автономность – 120 суток. Экипаж – 2800 человек и 800 человек авиаперсонала. Авиакрыло включает до 60 единиц самолетов и вертолетов. В том числе от 6 до 10 беспилотников.

Несколько иную концепцию авианесущего корабля представил Крыловский государственный научный центр. Он меньше по водоизмещению – 70 тыс. тонн. Но при этом по составу авиакрыла – полноценный корабль, сравнимый с более тяжелыми собратьями. Достигается это за счет применения нетрадиционных для такого класса кораблей обводов корпуса.

– Поскольку Крыловский центр занимается решением проблем ходкости, мореходности и управляемости, то мы в первую очередь исследуем возможность отхода от традиционных корпусов к таким, какими они могут быть в будущем, – рассказал научный руководитель центра Валерий Половинкин. – В частности, пробуем катамаранные и полукатамаранные обводы. (В отличие от традиционного катамарана с двумя корпусами полукатамаран имеет один корпус, но с двумя развитыми килями на подводной части. Это снижает сопротивление воды при движении на величину до 20 процентов. – Прим. ред.) И мы их применили в авианосце. Провели модельные испытания корпуса, сделали расчеты, провели оценку боевой эффективности. Исходя из этого мы можем вполне уверенно говорить, что это полноценный корабль, который может нести все летательные аппараты – от разведки до штурмовиков и перехватчиков. Свою задачу мы видим в поиске решений, которые позволяют при минимальном водоизмещении получить максимальный эффект.

Еще одна особенность предложенной Крыловским центром концепции – энергетическая установка корабля.

– Сегодня в мире разрабатывается высокоточное оружие с большой пробивной способностью, – комментирует решение Валерий Половинкин. – Можем ли мы защитить атомный реактор от него? Если нет, то надо разрабатывать альтернативу. Хотя полноценной замены атомной установке с точки зрения автономности нет. Мы это понимаем. Но то, что мы показываем на салоне, это не проект, а некая концепция. Наше видение корабля будущего – каким он будет завтра или даже послезавтра.

Еще один интересный проект, представленный Крыловским центром, – универсальный десантный корабль сродни получившим скандальную известность «Мистралям». Он берет до батальона морской пехоты, десять танков, вертолеты поддержки и может решать задачи вдали от мест базирования.

Но и это – лишь концепция. Как пояснил другой представитель Крыловского центра – Юрий Черваков, в случае, если будет принято решение о проектировании какого-либо из представленных на стенде кораблей, этим займется одно из петербургских конструкторских бюро, каковых в нашем городе хватает.

Итог заочному спору о том, чей авианосец лучше, подвел главнокомандующий ВМФ России Николай Евменов. Он отметил, что за авианосцами будущее и строить мы их будем, но сейчас время для этого не пришло. Сегодня главный вопрос повестки дня – восстановление технической готовности авианосца «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов».

– Мы не стоим на месте, – сказал главком. – Это будет уже в корне другой корабль. Конечно, у нас будет атомный авианосец, но не в ближайшей перспективе.

На воде и берегу

Любой технический салон, подобный МВМС, будь то МАКС или какой-то другой, – не ВДНХ. Задача его участников не только показать свои достижения, но и найти для них покупателя. В Гавани с этим проблем не было – 50 официальных делегаций из 36 государств. Иностранные моряки неспешно прогуливались между стендами, внимательно изучая выставленные образцы вооружения, навигационного оборудования и многое другое. Они прохаживались по пирсам вдоль пришвартованных кораблей, поднимались на борт, чтобы оценить вооружение и технические характеристики. Нередко такой осмотр завершается конкретными переговорами.

Как отметил заместитель генерального директора «Рос­оборонэкспорта» Игорь Севастьянов, на сегодняшний день портфель зарубежных заказов превышает 5 млрд долларов. Это на несколько лет вперед обеспечивает работой наших судостроителей. Особым спросом пользуются небольшие подвижные, но хорошо вооруженные корабли. Чаще других обращают внимание на малые ракетные корабли проекта 22800 «Каракурт», которые были представлены головным кораблем «Мытищи», фрегаты проекта 11661 «Гепард-3.9» и корветы проекта 20382 «Тигр», представленные в Гавани кораблем балтийского флота «Стойкий». Все они, по оценке представителей «Рособоронэкспорта», имеют большой экспортный потенциал.

 Но запросы рынка постоянно меняются.

– В последнее время все чаще заходит речь не столько о продаже готовой продукции, сколько о создании базы в других странах для строительства там кораблей и производства вооружения к ним, – рассказал Игорь Севастьянов. – Нас просят научить строить флот. Понятно, что речь идет не о доктрине, а о технологиях.

Меняются запросы и на внутреннем рынке. Командование флота все больше внимания обращает на инновационные технологии. В частности – на робототехнику. На МВМС-2019 впервые был представлен безэкипажный катер, предназначенный для борьбы с минами и входящий в комплекс вооружения тральщиков типа «Александр Обухов».

Снова зашла речь о строительстве неатомных подводных лодок с воздухонезависимыми энергетическими установками. Сегодня разработки в этом направлении ведут сразу несколько отечественных конструкторских бюро. Судя по всему, главный заказчик – ВМФ – готов сделать выбор.

– Идея давно витала в воздухе, и настало время воплотить ее в жизнь, – отметил главком.

От велика до мала

В заключение небольшое наблюдение, наводящее на приятные мысли. Военно- морской салон за прошедшие два года изрядно помолодел. Если раньше на стендах можно было встретить по большей части людей в возрасте, получивших образование и начавших научную и инженерную карьеру еще в советское время, то сегодня на выставке явно превалируют кадры новой волны – постсоветской. Даже детишки на одном из стендов представляли своих роботов, по заданию оператора вычерчивающих карты островов. Пока еще – нереальных. Но от этих наивных игрушек лишь шаг до настоящих дел. А это значит, что у судостроения Петербурга растет резерв.

Это крайне важно для города, в котором, как отметил вице-губернатор Евгений Елин, 43 предприятия работают непосредственно на судостроение и каждый десятый работающий так или иначе связан с этой отраслью.

Досье

МВМС-2019 в цифрах

  • Участниками экспозиции МВМС-2019 стали 353 предприятия из 29 стран, из них 28 – иностранные компании.
  • Экспозиция МВМС-2019 разместилась на 15 000 кв. м выставочной площади в павильонах, а также на открытых выставочных площадях, у причалов комплекса «Морской вокзал» и на акватории, прилегающей к выставочному комплексу.
  • В демонстрационном разделе у причалов Морского вокзала и на акватории были представлены 16 кораблей, катеров и судов из состава ВМС РФ, ФСБ РФ, МЧС РФ.
  • Также представлено 22 катера предприятий – участников экспозиции.
  • В МВМС-2019 приняли участие 50 официальных делегаций из 36 государств.
  • Проведено более 130 официальных переговоров.
  • В рамках конгрессно-делового раздела проведено 13 мероприятий конгрессно-делового характера, в том числе четыре научные конференции.
  • В работе МВМС-2019 приняли участие свыше 46 000 специалистов.

Фото автора

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here