Любимый петербуржцами фестиваль «Опера – всем» открылся «Орлеанской девой»

Петроградское небо, как говорил поэт, мутилось дождем – небо хмурилось с самого утра, но Интернет обещал, что дождить в центре начнет только с 21 часа. То есть двухчасовое представление «Орлеанской девы» должно было закончиться, согласно прогнозу, к первым каплям дождя.

Однако Интернет предполагает, а небеса располагают. Дождик над Соборной площадью начал моросить аккурат к моменту сбора первой, самой заинтересованной оперной публики, которая, как это обычно и бывает, приходит на спектакли фестиваля «Опера – всем» пораньше, с целью занять места поближе к сцене. Дождь то прекращался на несколько минут, то снова начинал капать, иногда превращаясь в почти тропический ливень. Повторялась история позапрошлого, 2017 года, когда здесь же так же в День святых Петра и Павла, 12 июля, во время спектакля того же Виктора Высоцкого по «Руслану и Людмиле» Михаила Глинки шел ливень, да еще и со шквальным ветром… На сей раз хотя бы ветра не было и было, пожалуй, немного потеплее, чем два года назад.

Помимо общемузыкального интереса у публики был еще и особый азарт благодаря тому, что нынешний, уже восьмой по счету фестиваль открывался редчайшей оперой – «Орлеанской девой» Чайковского, которую на сегодняшний день невозможно увидеть живьем нигде в мире вообще! В «Ютубе» есть постановка Покровского в Большом театре 1993 года (дирижер – Александр Лазарев), запись хорошая, но это только запись.

«Орлеанская дева» – пятая опера Чайковского на либретто собственного сочинения, начатая им в 1878 году, сразу же после окончания оркестровки партитуры «Евгения Онегина». Великий русский композитор почувствовал, что оперы ему удаются. Он взял драму Шиллера в первоклассном переводе Жуковского и стал добавлять к каноническому тексту трагедии фрагменты, почерпнутые из других источников и из собственной фантазии. В результате получился сюжет, в целом соответствующий подлинной канве исторических событий, за исключением романа девы Иоанны с бургундским рыцарем Лионелем, который среди прочего и приводит ее, согласно Чайковскому, на костер. Поскольку, по версии композитора, Иоанна нарушила обет безбрачия. В действительности ничего подобного, судя по имеющимся в изобилии документам, не было. Но у Шиллера, к слову, дела обстоят еще хуже: он заставил свою Орлеанскую деву героически погибнуть в бою, что уж никак не вяжется с подлинной историей Жанны. Как говаривал старик Гегель в подобных случаях: если факты против меня, тем хуже для фактов. Кстати, более дословно по драме Шиллера в 1845 году оперу под названием «Жанна д’Арк» («Giovanna d’Arco») написал Верди, но она настолько слаба, что ее не ставят практически нигде. Чайковский был знаком с ее партитурой и разумно решил, что Верди здесь ему не соперник.

Премьера оперы состоялась в феврале 1881 года. И вот теперь,  четверть века спустя после постановки Покровского, несмотря ни на какие сложные метеоусловия, есть спектакль Санкт-Петербургского театра «Мюзик-холл» с режиссурой арт-директора фестиваля «Опера – всем» Виктора Высоцкого, под управлением блистательного маэстро Фабио Мастранджело, с очень яркой Анной Буслидзе в заглавной партии и с декорациями и костюмами бессменного художника фестиваля Юлии Гольцевой.

Декорации Гольцевой символично лаконичны и сделаны, как и прежде, с большим вкусом: черный крест, готические окна в позолоченных рамах со стрельчатыми сводами, белые ягнята и ангелы из картона, священный дуб, раскалывающийся пополам, как символ расколотого нескончаемой войной мира. Эти декорации, на мой взгляд, вполне могут быть перенесены с началом сезона на основную сцену Мюзик-холла и поработать в течение сезона на представлениях «Орлеанской девы» теперь уже под надежной крышей.

Кастингу спектакля можно только рукоплескать. Анна Буслидзе с ее пронзительным драматическим сопрано как будто специально создана для роли Иоанны. Один из лучших молодых певцов города солист Академии молодых оперных певцов Мариинского театра тенор Артем Мелихов в роли короля Франции драматически безусловно убедителен, а его голос достоин лучших подмостков мира. Примерно то же самое можно сказать о солисте Мюзик-холла Вячеславе Дусенко в роли отца Жанны Тибо д’Арк и о солисте Мариинского театра Владимире Морозе, поющем рыцаря Лионеля. Настоящий мастер-класс выдал хор Мюзик-холла (худрук – заслуженный артист России Валентина Копылова-Панченко), а у него в «Орлеанской деве» чуть ли не самая большая по хронометражу партия.

Отдельных оваций заслужили режиссер спектакля Виктор Высоцкий и балетмейстер Сергей Нарышев за блестящие и вполне уместные – ведь Чайковский, в конце концов, признанный балетный композитор! – танцевальные эпизоды в исполнении артистов балета Мюзик-холла. Борьба Ангела (Анна Серикова) с Диаволом (Сергей Груздев), вычурно-изощренный, поставленный с большим юмором танец короля с его возлюбленной Агнессой, подчеркивающий полубезумную атмосферу «пира во время чумы» при дворе слабовольного Карла VII, – вся эта хореография в органичном сочетании с декорациями и костюмами создает очень эффектную картинку.

Оперной драматургии в тот вечер сопутствовала драма непростых отношений непогоды с солистами, дирижером, оркестром и публикой. Представление началось позже и минут через пятнадцать было прервано, потому что не выдержали нервы маэстро Фабио:

– Инструменты слишком дорогие, я так не могу… – сказал он и покинул оркестр.

Если бы не железная выдержка директора фестиваля Юлии Стрижак, сказавшей «Будем продолжать!», на этом спектакль и закончился. Однако соломоново решение было найдено: оркестр сократили так, чтобы оставшаяся часть укрылась под навес. И спектакль был триумфально завершен. Последний час дождя уже не было вовсе, а зарницы закатного неба чудесным образом рифмовались с пламенем костра Иоанны, изображаемого алым полотнищем.

Несмотря на непогоду, на Соборной площади Петропавловки в тот вечер собралось около четырех тысяч человек. Высокое оперное Искусство и беззаветно преданные ему петербуржцы победили непогоду!


Вячеслав КОЧНОВ, фото Натальи ЧАЙКИ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here