Древнерусское сказание

45

В Александринке представят оперу о Петре и Февронии Муромских

Театральные мастерские «Возрождение» расположены так, что не сразу найдешь. На улице Чехова нужно свернуть в живописную подворотню. Заходишь в полуподвальное помещение – а там внезапно тебя встречают древнерусские бояре да огнищане, тиуны да рядовичи… Все в парче да в шелках. На стенах висят эскизы.

7 июля, накануне дня поминовения святых Петра и Февронии, на Новой сцене Александринского театра состоится премьера оперы «Сказание о Петре и Февронии Муромских» – по мотивам одноименной повести XVI века о том, как вступили в брак муромский князь и простая крестьянка. А накануне журналистов пригласили в театральные мастерские, чтобы продемонстрировать костюмы к опере. В древнерусские платья нарядились артисты хора. Одежда исполнителей сольных партий тоже уже готова.

Художник-постановщик оперы и автор костюмов и декораций – ректор Российской академии живописи заслуженный художник России Иван Глазунов.

– Я всегда вдохновляюсь идеями, которые лишены банальной сувенирности, – рассказал он. – У нас День Петра и Февронии сделался многолюдным праздником семьи, любви, красоты и всего хорошего, что для нашего времени замечательно само по себе. Но история Петра и Февронии таит в себе не только нравоучение по поводу семейной жизни. Когда в конце тела умерших Петра и Февронии чудесным образом оказываются в одном гробу – это как-то непохоже на хеппи-энд. Но духовный смысл, касающийся человеческих отношений, здесь мощный. И эта история прекрасно ложится на классическую оперу, на серьезную музыкальную форму, где сходятся и традиционные русские мотивы, и современная музыка.

Мы, конечно, не буквально возрождаем атмосферу XIII века – нам хотелось следовать языку иконописи. И в костюмах я стремился не к реконструкции, а хотел повторить стилистику русских икон XIII – XV веков, напомнить про огромный слой культуры домонгольской Руси. Мне было важнее создать образы из представления людей того времени, добавить такой византийской перламутровости… Чтобы, если на секунду закрыть уши и не слышать музыку, и костюмы с декорациями несли бы в себе нужный художественный заряд.

Работники мастерской замечательно, не формально исполнили работу, я был удивлен, насколько скрупулезно они проработаны – даже вблизи смотрятся отлично, что нехарактерно для театральных костюмов. Видимо, древнерусская тема возбуждает в людях новые творческие силы… Я считаю, что опера должна стать не разовым представлением на день влюбленных, а стать долгосрочным явлением в театральной жизни.

Екатерина Смирнова, заведующая кафедрой древнерусского певческого искусства Санкт-Петербургской консерватории и научный консультант спектакля, рассказала о музыкальной его части.

– Про аутентичность музыки говорить, конечно, сложно – тогда ведь не было симфонических оркестров, – заметила она. – Нужно помнить, что профессиональное пение тогда было связано исключительно с церковной средой. Но поскольку речь и идет о святых супругах, мы стремились, чтобы язык оперы был максимально приближен к языку «Повести». Там участвуют и исторические музыкальные инструменты – настоящие гусли. Конечно, оперу с ее определенными законами, ариями, ариозо не очень просто совместить с житием. Сложно представить себе святую деву, которая будет петь бельканто. И потом, как обычно все понимают этот сюжет? Был важный князь Петр, была хитрая крестьянка Феврония, которая женила его на себе. Но на самом деле все не совсем так. «Повесть» описывает гордый, властный, земной ум Петра. Но в борьбе со змеем он оказывается запачкан кровью, поражен грехом гордыни. И кто его может вылечить? Феврония, у которой ум – мудрый, просветленный. Она знает, как можно исцелить болезни души. Эта аллегория, напомню, была написана по заказу митрополита Макария, духовного наставника молодого монарха Иоанна IV – будущего Грозного… Она была написана как образец нравственной жизни для царя, как напутствие для него. К сожалению, совет не был услышан. Но это был идеальный прообраз царской власти и царского брака. Если внимательно читать ее, то обнаруживается очень много скрытых подтекстов.


Фото Натальи ЧАЙКИ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here