Исторический укрепрайон стал памятником регионального значения

Уверен, что не буду чересчур красноречив, если назову данное событие одним из самых ожидаемых. Вопрос о предоставлении статуса памятника уникальным фортификационным сооружениям, расположенным на южном берегу Финского залива, стоял давно. И вот он наконец решен. Целых 12 лет группа волонтеров боролась с попытками расхищения уникальных исторических объектов и вандализмом, с преступными земельными махинациями и мародерами, а также прочими напастями. Теперь же форты «Красная Горка» и «Серая Лошадь» получили комплект документов в соответствии с современным законодательством об охране памятников регионального значения. Несомненно, это дало объектам новую жизнь.

Исчезнувшие батареи

Чтобы узнать подробности об этом знаменательном событии, корреспондент «Вечёрки» с провожатым (о нем – чуть позже) отправились на форт «Серая Лошадь» – объект, сочетающий в себе уникальные инженерные решения и великолепную природу.

Мы съезжаем с Краснофлотского шоссе, машина прыгает по разбитой дороге, по обеим сторонам от которой – лес, почти глухой. Но слева, если всмотреться, проглядывают поросшие мхом конструкции: там кроются семь дотов профессора Голенкина, прикрывающие форт «Бухарин». К сожалению, нам туда попасть не удастся: рядом с ним находится режимный объект – запасной командный пункт ВМФ.

Дорога делает крутой поворот, и мы скатываемся с горки в сторону Графской бухты, справа появляется желтый дот противодесантного назначения: амбразуры его смотрят на Финский залив. С левой стороны плавно открывается Графская бухта. Если приглядеться сквозь мелькающие деревья, можно увидеть длинный мыс Серая Лошадь: именно там находятся батареи форта и именно туда мы держим путь.

Основные сооружения форта были возведены в 1911 – 1915 гг. под руководством инженер-генерал-майора А. А. Шишкина. Позиция включала в себя две открытые долговременные батареи – на левом фланге расположились четыре орудия 120-миллиметровой системы «Виккерс», на правом – три орудия 152-миллиметровой системы Канэ, а также групповой командный пункт, запасной пороховой погреб и сухопутная оборона в виде стрелковых окопов и дерево-земляных убежищ. Основной задачей батарей была борьба с десантными кораблями противника в Копорском заливе и предотвращение захвата форта «Красная Горка» с суши.

В Первой мировой войне батареи непосредственного участия не принимали, но активно участвовали в Гражданской войне и в отражении интервенции на Балтике – например, вели ожесточенную артиллерийскую дуэль с 15-дюймовыми орудиями английского монитора «Эребус». К началу Великой Отечественной войны батареи форта входили в состав 33-го отдельного артиллерийского дивизиона Южного укрепрайона. Форт активно участвовал в Великой Отечественной войне, держал оборону Ораниенбаумского плацдарма. Вскоре после войны батареи были модернизированы: на них установили 130-миллиметрового орудия Б-13, позволявшие бить на 27 км, то есть перекрывать удаленность противоположного берега. Но к 1955 году от форта решили отказаться: была ликвидирована Кронштадтская военно-морская крепость, ведь уже не было необходимости закрывать акваторию.

Когда ушли военные

В конце 1970-х на форт перенесли летнюю базу училища подводного плавания и школу боевых пловцов, жизнь на объекте продолжалась с июня по август. Но между тем мелководная Графская бухта для шлюпочных занятий не подходила, для этих целей все чаще использовали Горовалдайское озеро. В 1990-е вся деятельность на «Серой Лошади» сошла на нет – остался лишь сторож, в нулевые охрана свелась к минимуму: не было электроэнергии, никто не заботился об отоплении, подъездном пути. В начале 2010-х охрану сняли, военная жизнь форта закончилась. То, что еще в 1990-м объект признали одним из культурных объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО, для мародеров ничего не значило, металл есть металл: здесь открутили и спилили практически все, что могли. Горы мусора, запустение, вандализм – вот с чем пришлось столкнуться группе волонтеров из исторического общества «Форт «Красная Горка». Вскоре сформировалась группа, занимающаяся исключительно благоустройством «Серой Лошади»: уборка мусора на побережье, разбор завалов в казематах батарей и их регулярное дренирование – далеко не полный спектр работ, которые проводятся добровольцами и по сей день. Однако три года назад их статус все-таки изменился и стал более официальным.

– Однажды начальник арсенала Большой Ижоры капитан 1-го ранга Черноусов попросил меня приехать, – вспоминает Александр Сенотрусов, председатель исторического общества «Форт «Красная Горка». – Тогда он мне сказал: «Мне приказано взять под охрану военный городок номер 8, давайте решим вопрос совместно. Я дам вашим ребятам небольшую зарплату, статус ВОХРа, а они пусть делают, то, что делали, но уже юридически защищенные. Я обеспечиваю выполнение своего приказа, а вы спасаете форт».

С тех пор так и повелось: трое ребят, среди которых и сын Александра Ивановича, Владимир, охраняют форт посменно – помимо благоустройства они организовали цивилизованную зону для кемпинга и прочей туристической деятельности, проводят рок-фестивали, организуют межвузовские волонтерские программы, в рамках которых любители природы и фортификации не только знакомятся с крепостью, но и вносят свой вклад в благоустройство территории. Также добровольцы активно занимаются подводной расчисткой Графской и прилегающих бухт от мусора и поиском артефактов: буквально в минувшие выходные команда добровольцев осуществила подъем со дна бухты Батарейной гребного винта одного из судов таллинского каравана, погибшего в августе 1941 года. Находка весом в 500 кг станет частью композиции памятного знака подвигу моряков-балтийцев. О том, что все работы выполнены на собственные средства, и говорить нечего.

Спиливали и увозили

Берег бухты тянется где-то с километр, и на его окончании находится военный городок форта, в том числе и здания советской постройки, где располагалось училище подводного плавания.

Поворачиваем налево от заросшего плаца, шагаем по проваливающейся в землю бетонке: деревья смыкаются над головами, а по сторонам тянется проржавевшая колючая проволока, красно-желтые трафаретные таблички на ней гласят: «Объект Министерства обороны». Но, по сути, военные ушли отсюда довольно давно.

– Место, с точки зрения инженерии, выбрано неверно: очень низко, каменистый мыс, и строить тяжелые батареи было категорически нельзя, но военная необходимость оказалась во главу угла, – рассказывает между тем Александр Иванович. – В результате, даже по сегодняшним меркам, инженеры сделали невозможное: в этих противоречащих всем правилам и нормам условиях возвели батарею, находящуюся ниже уровня моря! Как делалась гидроизоляция, как отведены в море болотные воды, находящиеся позади сооружений? Специалистам до сих пор неизвестно. Два огромных бетонных массива батарей не затапливаются и функционируют. Поэтому батарея форта «Серая Лошадь» – учебник для инженера: приезжайте и смотрите, как это делали в 1913 году!

Достоверных объяснений сегодня не найти ни в одном архиве.

– В июне 1919 года на форту «Красная Горка» вспыхнул антисоветский мятеж. Когда восставшие поняли, что терпят поражение, они вывезли из крепости на шести автомобилях все комплекты строительных чертежей обоих фортов. Когда они прибыли в армию генерал-лейтенанта Александра Родзянко, то руководителя мятежа поручика Николая Никлюдова арестовали. Поразительно, он привел с собой четыре тысячи мятежников со стрелковым оружием, полевыми орудиями фортов и пулеметами, а его обвинили в сотрудничестве с Советами и вместе с двумя офицерами приговорили к расстрелу, – продолжает рассказ Александр Иванович. – Через три дня вернулся генерал белой Северо-Западной армии Николай Юденич и приговор отменил, но в первый же день, по приказу Родзянко, вся строительная документация была сброшена с машин и сожжена. То есть, как они строили все это, мы достоверно уже не узнаем.

И вот оно, безмолвное напоминание о белом бунте форта: справа от тропинки зияет огромная яма, заполненная водой, – результат взрыва снаряда калибра 19 дюймов. Если бы не подсказка Александра Ивановича, решил бы, что это маленькое озерцо.

Между тем нам открываются поросшие травой холмики – батареи форта. Здесь сохранились орудийные дворики, основания, на которых были установлены орудия Б-13. Над ним когда-то был сооружен зонт из металлических лент, который закрывали маскировочной сеткой. В зелени, помимо бетона, виднеется и кое-что примечательное: блестят своими поверхностями солнечные панели – в каземате левого фланга установлено освещение. Но именно этой батарее почему-то досталось от мародеров сильнее всего: спилены гермодвери, бронеколпак командного поста. Местами взломан даже пол – искали кабели. Нижние этажи казематов затоплены.

– Знаете, а вода это не так уж плохо, – задумчиво говорит Александр Иванович. – Охранять батарею 24 часа в сутки – дело довольно затруднительное. Под водой же есть сохранившиеся металлические стеллажи для боеприпасов. Может, проще затопить, дождаться более культурных людей?

Правый фланг

Наверное, поэтому лучше рассказать о впечатлениях от правого фланга: здесь казематы сохранились намного лучше.

Когда входишь в подобное подземное сооружение, всегда ожидаешь затхлости и сырости. Но нет, воздух прохладный и сухой, на верхних этажах никакого намека на влагу. Отличное состояние стен. И это без какого либо обслуживания с 1950-х годов! Александр Иванович уверяет, что опасаться здесь нечего: такой бетон к ста годам достигает своей максимальной прочности.

Гулко звучат шаги, узкие коридоры ведут по кругу, с непривычки куда свернули и зачем – сориентироваться сложно. По стенам тянутся проржавевшие кабель-каналы, естественно, пустые. Внимание привлекают металлические короба на стенах с круглыми ручками, напоминающими вентиль. Назначение простое: это принудительная вентиляция.

– Матрос вращал ручку, что приводило в действие ряд заслонок, благодаря которым теплый воздух выталкивался наружу, а холодный втягивался, – поясняет наш провожатый. – Здесь вентиляционная система сохранилась куда лучше, на некоторых постах до сих пор крутятся рукоятки привода, работают заслонки.

В отличие от первой батареи здесь сохранился командный пост: вертикальная шахта с лестницей и площадка, накрытая бронеколпаком с прорезью, через которую можно было наблюдать за горизонтом. Залезаю в пыльную конструкцию, заглядываю в смотровое окно. К сожалению, увидеть можно лишь шелестящую некошеную траву.

И вновь бетонные лабиринты. Оказываемся в очередном тонущем во мраке помещении, свет только от телефонов и фонаря, эхо здесь звонкое, металлическое. Над головами – уникальная конструкция.

– Это противооткол, напряженный радиус из швеллеров. Местами на потолке можно увидеть и двутавровые балки: их появление связано с переводом батареи с орудий Канэ на Б-13. Над нами сверху 20 см асфальта и минимум два метра бетона с одной стороны и 3,5 метра – с другой, – поясняет бывший артиллерист. – Здесь хранился боезапас, это пороховой погреб. А вот сохранившийся противооткольный латунный светильник, еще дореволюционный! Местами они здесь заменены на алюминий, а этот настоящий.

В углу раскуроченный металлический стол, металл искромсан. Рядом свалена кучка непонятных дощечек.

– Посмотрите на это дерево: в нем есть специальное углубление, это ложбинка для снаряда: подложка для боеприпасов Б-13. Почему деревяшка не сгнила? Их специально готовили противостоять сырости: шесть часов варили в подсолнечном масле, – поясняет Александр Иванович.

На одном из нижних этажей, в пороховом погребе третьего орудия историк демонстрирует нам интересное устройство: у самого пола в стене видно отверстие приблизительно 20 см в диаметре – это наклонная шахта, уходящая куда-то вглубь.

– Море видно? – шутливо спрашивает Александр Иванович. – Это водоотводная шахта, уходит под сооружение. У нас под ногами, под бетоном, воды болота и моря свободно сообщаются между собой, это снимает избыточное давление. Как это все работает, как сюда не поступает вода – непонятно. Но эта система функционирует на батарее исправно, обеспечивает ей здоровье. Теперь посмотрите наверх, в вентиляционную шахту. Сколько труб видите? Каждая 90 см.

Я заглядываю в вертикальный воздуховод, выходящий прямо на поверхность: где-то далеко виднеется клочок синего неба. Получается три метра.

– Теперь понимаете, почему здесь никто не погиб во время войны? Мы находились на этаже минус один метр 10 сантиметров – под водой.

Потенциал огромный

На улице слепит солнце, ветер треплет волосы, пахнет травой, водой и летом, под ногами шипят волны. Мы стоим над полуразрушенной стеной, собранной из дикого камня и бетона разного состава, – она когда-то защищала батарею от штормов и наводнений, теперь ее обломки омываются волнами Балтики. Но тем не менее тело крепости надежно защищено – во всяком случае от стихии.

– Защитить такие объекты, как «Красная Горка» и «Серая Лошадь», силами добровольцев – это из области фантастики, здесь государство должно работать, – рассуждает Александр Иванович. – Поэтому я вынес на рассмотрение Общественной палаты Ленобласти предложение о преобразовании фортов и находящегося между ними объекта 100 (огневая позиция артиллерийских транспортеров) в государственный музей-заповедник. Объекты находятся в заказнике Лебяжье, отличная, нетронутая природа, 40 с лишним километров побережья, не искаженного современной цивилизацией. Потенциал у этой местности огромный, это наша природная здравница. Если предложить инфраструктуру отдыха и лечения, совместить ее с бережным сохранением историко-культурного наследия, то хорошо будет всем. Это место должно служить не частным, меркантильным интересам, а национальным. Охранные документы – это первый шаг. Дальнейшее развитие – забота об этой территории. Однажды государство построило эти крепости, и они возвратили каждую копейку, защитив город на Неве. Теперь, вложив деньги в эту землю, мы защитим и свое здоровье, и свою Историю.


Фото автора

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here