Стартом культурного марафона стало красочное шоу

Церемония состоялась на площади Островского. Весь фасад Александринского театра закрыли красным занавесом, вокруг, будто шеи драконов, торчали краны, а прямо посреди собравшейся публики начало происходить нечто странное. То красные драконы пролетят, то проедет какая-то небывалая повозка-тарантас. Откуда-то валит дым, летят искры… В общем, открытие девятой Те­атральной олимпиады, приуроченной к Году театра в России, было призвано прежде всего поразить публику.

Олимпиада обещает стать самой масштабной за всю свою четвертьвековую историю. Приуроченные к ней события растянутся почти на пять месяцев. За это время будет показано полсотни спектаклей театров из 21 страны – Японии, Греции, Германии, Китая, Нидерландов, Бельгии, Франции и других. Пройдут постановки знаменитых режиссеров: Тадаси Судзуки, Тео­дороса Терзопулоса, Хайнера Геббельса и Андрея Щербана, Кэти Митчелл. Не стоит забывать, что часть событий из олимпийской программы будет проходить в Японии.

Торжественная часть церемонии открытия началась с канатоходца, который смело прошел по тросу над площадью Островского на неимоверной высоте. Дернул рычаги – завертелись огромные зубчатые колеса, красное полотнище зашевелилось, раздвинулось. Откуда-то выскочила команда барабанщиков в потешных мундирах (французский Театр Transe Express) – они промаршировали сквозь изумленную толпу, корча рожи, и взлетели в небо, не переставая лихо отбивать ритм. Про то, что барабанщиков нес на себе кран, как-то уже не помнилось, да это было и не важно. В тридцати ­метрах от земли остается только искусство.

А рядом уже начиналось нечто совсем другое. Немецкий Театр Titanick развернул спектакль «Firebirds» – то есть «Огненные птицы». Это был парад стимпанковских летательных машин, где соревновались чуточку карикатурные команды авиаторов из разных стран – были, конечно, и русские братья Гагарины в кафтанах и меховых шапках. Море искр, взрывы – и в отличие от предыдущей команды не важно, что аэропланы на самом деле не взлетают в небо. Сила фантазии сильней гравитации.

Огонь сменился моросящим дождем – и под ним голландский Театр Gajes показал свой вариант «Одиссеи». Промокший до нитки главный герой в старом пальто, пытающийся вернуться на родную Итаку, вызывал еще больше сочувствия. Он и все остальные герои возвышались над толпой, перемещаясь на ходулях: и сладкоголосая Афина, и суровый Посейдон в голубом пиджаке, и циклоп Полифем с огромным фонарем вместо глаза.

Публика уже начала было расходиться, но самое, может быть, впечатляющее шоу ждало в самом конце. Другая нидерландская театральная группа – знаменитый Close-Act – продемонстрировала сюрреалистическое и невероятно красивое шоу Malaya, также по большей части поставленное на ходули. Борьба света и тьмы, огромные металлические конструкции, какие-то неземные существа – все это было непонятно, но от этого не меньше завораживало.

Поставил церемонию открытия главный режиссер Александринского театра Николай Рощин вместе с не менее прославленным художником Алексеем Трегубовым. То, что у них получилось: немножко цирк, немножко мистерия, – ориентировано прежде всего на свойственные любому человеку чувство восхищения и инстинкт игры, с которых, наверное, и начинается любой театр. И это хорошее начало, ароматный аперитив к театральному пиршеству олимпиады.

– Петербург создан для таких праздников, он сам как театральная декорация, – поделился инициатор проведения олимпиады в Санкт-Петербурге художественный руководитель Александринского театра Валерий Фокин. – Я очень рад: это колоссальное событие, которое привлечет внимание к театральному искусству вообще. На олимпиаду возложена огромная миссия.


Фото Натальи ЧАЙКИ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here