Будь готов к рукопашному бою

57

Лесгафтовцы внесли неоценимый вклад в Великую Победу

В минувшие выходные в нашем городе прошел юбилейный, 45-й Международный турнир «Рапира Санкт-Петербурга». У истоков турнира, впервые проведенного в 1974 году и называвшегося тогда «Ленинградская рапира», стоял заслуженный мастер спорта, заслуженный тренер СССР Константин Булочко – имя в истории нашего фехтования.

Турнир этот традиционно проводится в начале мая, в преддверии Дня Победы, и это повод вспомнить вклад самого Булочко, а также его соратников по кафедре фехтования Института физической культуры им. П. Ф. Лесгафта в оборону Ленинграда в годы страшной блокады и в Победу в Великой Отечественной войне.

Кафедра была создана в 1935-м, и Константин Булочко стал ее первым заведующим. Однако следует вспомнить, что до войны фехтование считалось оборонно-прикладным видом спорта, непременной составной частью которого являлся рукопашный бой. При этом понятие рукопашного боя отличалось от современного, под ним понимался прежде всего штыковой бой – поскольку основным стрелковым оружием Красной армии оставалась винтовка Мосина с четырехгранным штыком. По фехтованию на штыках – правда, не боевых, а эластичных, однако примкнутых к настоящим винтовкам, – проводились чемпионаты СССР, параллельно с фехтованием на спортивном оружии – шпагах, рапирах и эспадронах. Поэтому и кафедра сперва называлась кафедрой защиты и нападения, а позже – кафедрой владения холодным оружием.

Константин Булочко до войны не только проявил себя прекрасным практиком владения холодным «железом» (пять раз становился чемпионом СССР в различных видах оружия, в том числе и в фехтовании на штыках, и пять раз призером), но и внес большой вклад в тренерскую методику и преподавание, став руководителем авторского коллектива первого советского вузовского учебника по фехтованию.

В учебнике наряду с собственно фехтованием освещались и бой невооруженного с вооруженным, а также схватки невооруженных бойцов, ударная и борцовская техника – все это также было частью рукопашного боя и изучалось на кафедре.

Война застала большую часть лесгафтовцев на базе под Ленинградом, в Кавголове, где они готовились к Всесоюзному параду физкультурников в Москве на Красной площади. Сразу сотни студентов и сотрудников во главе с директором института Иваном Никифоровым ушли в армию или в народное ополчение. Но перед лесгафтовцами была поставлена и особая задача – сформировать партизанские отряды для действий в тылу врага.

Уже 29 июня был сформирован 1-й добровольческий партизанский отряд численностью в 254 человека, 2 июля – 2-й отряд (53 человека), а 10 июля – 3-й отряд (100 человек). При их подготовке курс «Рукопашный бой в партизанском отряде» проводил преподаватель кафедры владения холодным оружием Иван Кох. И безусловно, есть его заслуга в том, что одна из групп 1-го ДПО действовала в районе Порхова под командованием заслуженного мастера спорта Дмитрия Косицына столь эффективно, что фашисты называли этот отряд «Черной смертью».

В первую блокадную зиму, вплоть до эвакуации института в марте 1942 года, Иван Кох стал и. о. завкафедры холодного оружия, поскольку заведующий, Константин Булочко, был призван в действующую армию. Иван Эдмундович продолжал вести курс для будущих бойцов партизанских отрядов, которые формировал Ленинградский военный округ, написал брошюру «Как поразить врага в штыковом бою», изданную в блокированном Ленинграде, первая фраза из которой вынесена в заголовок статьи.

Недавний выпускник кафедры, молодой преподаватель, мастер спорта по фехтованию Борис Шведов был направлен в отдел физической подготовки Дома офицеров им. Кирова. Ему часто приходилось, погрузив в кузов грузовика разборные препятствия и учебные винтовки и гранаты, выезжать на передовую, где Шведов проводил занятия по рукопашному бою и преодолению препятствий. Как вспоминал Борис Михайлович, в Ленинграде ему приходилось заниматься с артистами Театра народного ополчения, как именовался агитвзвод Дома офицеров. Под его руководством на плацу перед Спасо-Преображенским собором учились ползать по-пластунски и наносить удар штыком будущие народные артисты Ефим Копелян и Владимир Усков, знаменитый эстрадный певец Владимир Коралли, цирковые эксцентрики братья Жерве. Ведь во время поездок на фронт артистам нужно было быть готовыми ко всему…

А Константин Булочко, аттестованный лейтенантом, был направлен в Управление боевой подготовки штаба ЛВО, где получил назначение старшим преподавателем Курсов усовершенствования командного состава по физическому образованию, где основным предметом был, разумеется, рукопашный бой. В свободные часы Булочко создавал пособия в помощь бойцам народного ополчения, немедленно издававшиеся в Ленинграде, первое из них называлось «Памятка бойцу. Как действовать штыком»…

Основной пик деятельности Константина Трофимовича на Ленинградском фронте пришелся на Кронштадт, где Булочко готовил бойцов морской пехоты из плавсостава Балтийского флота, направляемого продолжать борьбу с врагом на берегу. Сложность была в том, что в мирное время моряки не очень-то упражнялись в рукопашном бою, ибо времена абордажа канули в Лету, и теперь, ставшие сухопутными, моряки остро нуждались в пехотных навыках, в том числе в приемах рукопашного боя. Константин Булочко с головой окунулся в работу…

Ему практически ежедневно приходилось со всей энергией демонстрировать приемы и навыки рукопашного боя, при этом в условиях хронического недоедания! Вот как Булочко в письме описывает свой дневной рацион: «Утром – 200 г хлеба, 30 г масла, чай с куском сахара. Обед – тарелка супа и тарелка каши, 150 г хлеба. На ужин также суп и каша». И хотя Константин Трофимович успокаивал жену: мол, питаюсь отлично, на фотографии начала 1942 года на лице лейтенанта Булочко явно просматриваются следы голода.

И при этом он успевал излагать свой опыт на бумаге. Его книга «Обучение рукопашному бою», рукопись которой он переправил по Дороге жизни, была издана в начале 1942 года в Киргизии, а в марте переиздана в Москве тиражом 20 000 экземпляров.

Константину Булочко несколько раз удалось сходить со своими учениками в разведку в немецкий тыл. Но больше не отпускали, берегли столь ценный кадр. В июне 1942 года его перевели в Москву, где Булочко продолжил работу в Управлении лыжной, горной и физической подготовки с частыми командировками в действующую армию.

…Как написано в «Истории физической подготовки войск», «преподаватели и студенты Института физической культуры имени П. Ф. Лесгафта только в 1941 г. в Ленинграде обучили приемам рукопашного боя, преодолению препятствий, метанию гранат более 140 тыс. человек». И значительную часть этого числа подготовили сотрудники нынешней кафедры теории и методики фехтования, которой и после войны в течение четверти века руководил Константин Трофимович Булочко.


Борис ОСЬКИН, фото из личного архива Людмилы Константиновны Булочко, предоставлено кафедрой теории и методики фехтования НГУ им. П. Ф. Лесгафта

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here