Первые сады Петербурга отличались небывалой роскошью

«Одной из крупных петербургских новостей по строительской части составляет устройство сада на Адмиралтейской и Петровской площадях. Нет сомнения, что сад послужит важным украшением столицы, а главное – доставит жителям удобное место для прогулок и в санитарном отношении принесет немалую пользу» – такая заметка появилась в журнале «Зодчий» в 1872 году. Проблема озеленения Петербурга родилась почти сразу же с основания города. Северная столица одевалась в камень. Зеленых бульваров и скверов было крайне мало и природы на всех жителей не хватало. Парки в основном разбивали в царских резиденциях и в усадьбах представителей истеблишмента. Попасть в этот зеленый рай можно было только по специальному приглашению или же по билету, пройдя строгий «фейсконтроль». Чтобы подышать свежим воздухом, простым горожанам приходилось довольствоваться небольшими скверами, как, например, Овсянниковский, или выезжать за город.

«Лучше, чем в Версале»

На берегу Невы в своей летней резиденции Петр I решил устроить регулярный парк на западный манер, но много «лучше, чем в Версале». Необходимо было укрепить грунт, насыпать плодородный слой и создать водоемы. Для этого пригласили лучших иностранных садовников и архитекторов. Растения привозили со всего света. Например, грабы были из Киева, каштаны из Гамбурга, яблони из Швеции, сирень из Любека, пионы из Голландии. Свое название сад получил не от времени года, а потому что он засаживался однолетними растениями – летниками.

С помощью шпалер, так назывались деревья, которые постоянно подстригали, были устроены боскеты – как отдельные кабинеты в помещении. В одном из таких отделений обитали редкие птицы: черные аисты, лебеди, пеликаны и даже страус. По соседству в вольере жили синяя лиса, соболь, росомаха и дикобраз. В Карпиевом пруду плескался тюлень. Был специальный боскет и для экзотических растений, там выращивали даже тропический молочай. Для развлечения публики архитектор Михаил Земцов установил зеленый лабиринт. В его уголках прятались фонтаны-шутихи и скульптурные иллюстрации к басням Эзопа. В Летнем саду была самая большая коллекция садовых скульптур в России. Именно здесь впервые предстала перед россиянами знаменитая Венера Таврическая и своим обнаженным видом вызвала у публики глубокое потрясение. Во избежание актов вандализма к ней приставили часового.

Именно в Летнем саду появились первые в России фонтаны. К 1736 году их насчитывалось уже более пятидесяти. Но наводнение 1777 года полностью уничтожило «сад фонтанов». После катастрофы водометы по экономическим соображениям решили не восстанавливать, а сад из регулярного сделать пейзажным. Изменился и пропускной режим. Теперь в сад могли попасть горожане не только по царским приглашениям, но и по билетам. Солдат, рабочих и низших чинов не пускали даже за деньги. Они смогли позволить себе прогулку в Летнем саду лишь после 1917 года.

«В Юсуповском серебряном раю»

Довольно большой участок земли на берегу Фонтанки Петр I подарил своему другу детства Григорию Юсупову. Немецкий путешественник Генрих фон Реймер вспоминал: «Ни в одной столице Европы ни одно частное лицо не обладало такой усадьбой и таким обширным садом». Ландшафтные дизайнеры XVIII века сотворили здесь уголок дикой природы. Прокопали пруд с островами, насыпали искусственный холм, который впоследствии назвали Парнасом, обустроили грот для романтических бесед и сотворили старинную кирпичную арку. В оранжереях парка росли «лучшие ананасы, дыни, арбузы, разных сортов смородина, фиги и шпанские вишни». Все это можно было приобрести, правда ценник на экзотику зашкаливал. В водоемах парка плескались золотые рыбки, на плавниках которых находились золотые кольца с бриллиантами. В начале XIX века усадьбу продали в казну, дворец отошел к Управлению путей сообщения, и только в 1863 году сад открыли для широкой публики. Здесь запускали воздушные шары и был построен первый в России увеселительный тир. Юсуповский сад стал не только излюбленным местом для прогулок горожан, но и центром спортивной жизни города. Именно здесь зародилась российская школа фигурного катания.

«Петербургская Сахара»

Первое здание Адмиралтейства строилось как крепость – и по правилам фортификации она имела вокруг себя гласис, пустую территорию, чтобы противник не мог подобраться незамеченным. Так продолжалось почти сто лет. Как писал историк Столпянский, «весною и осенью это было непролазное болото, зимой… проезд был тяжел от сугробов, а летом площадь как-то зарастала травою, но на большей части своего пространства представляла, как любил выражаться петербуржец, «петербургскую Сахару», по которой порывы ветра поднимали целые облака пыли». При Елизавете Петровне здесь даже пасли коров. В начале XIX столетия началась перестройка Адмиралтейства. Чтобы как-то прикрыть строительство, между Сенатской и Дворцовой площадями создали бульвар, который очень быстро стал любимым местом променада петербургского бомонда. Именно сюда, «надев широкий боливар», отправлялся гулять пушкинский Евгений Онегин. «Адмиралтейский променад» стал также эпицентром слухов и сплетен, которые молниеносно разносились по городу. А если кто-то сомневался и хотел уточнить источник информации, ему авторитетно заявляли, что слышали об этом «на бульваре».

В 1874 году вместо «Сахары» разбили Александровский сад. Создавали его к 200-летию Петра I, а назвали в честь Александра II. Здесь было высажено около 4000 различных растений, огромное количество трав и цветов, были обустроены альпийские горки. В день открытия император Александр II лично посадил здесь дуб, который сохранился до нашего времени. Впоследствии в саду по проекту Николая Бенуа был устроен фонтан, чаша которого стала самой большой в Петербурге. Новый сад пользовался большой популярностью у всех жителей Северной столицы. В начале XX столетия гуляющих здесь стало так много, что они занимали не только тропинки, но и газоны.


Ирина ТРЕТЬЯКОВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here