Космонавт Олег Котов рассказал о своем опыте работы на МКС

Человечество скоро войдет в новую фазу космической эры. Интерес перемещается в сторону более дальнего космоса. Планируется, что в 2030 году первый россиянин ступит на поверхность Луны, а еще через 20 лет на спутнике будет база. То есть в обозримом будущем человечество начнет осваивать лунные просторы. Следом – Марс. О полетах в дальний космос и о том, как сохранить здоровье в условиях невесомости, мы поговорили с Олегом КОТОВЫМ, 455-м космонавтом планеты и 100-м космонавтом России, Героем РФ, трижды побывавшим в космосе. Ныне Олег Котов является заместителем директора Института медико-биологических проблем РАН.

– Будут ли полеты на Марс? Главной проблемой называют высокий уровень радиации (солнечной, галактической), который не преодолеть…
– Во многом проблема радиации гипертрофирована в СМИ. Все не настолько фатально и непреодолимо. Общая концепция защиты есть. Первое: отбор для полетов в дальний космос радиорезистентных членов экипажа (у каждого человека восприимчивость к радиации своя, и определена она генотипом, может различаться очень существенно). Второе: различные средства защиты. Третье: сокращение времени полета. Четвертое: прием препаратов – радиопротекторов. Что касается средств защиты, то должен постоянно проводиться мониторинг окружающей среды, а в случае опасности можно воспользоваться радиоубежищами. На корабле это может быть дополнительно защищенный отсек (например, где хранятся емкости с запасом воды), на планетах – специальные укрытия. Чтобы понять, с какими уровнями излучения придется столкнуться, все автоматы, летящие в сторону Марса, оборудованы дозиметрами.

Влияние радиации оценивается в наземных экспериментах, в том числе на млекопитающих. В космосе проводится серия экспериментов под названием «Матрешка-Р». Почему «Матрешка»? Потому что используется фантом, имитатор человеческого тела, имеющий ту же плотность, что и тело настоящее. Внутрь помещаются датчики, и можно отследить, как та или иная радиация проникает в условное «тело».

– Какая система оказания медпомощи действует на МКС? Во время третьего полета (сентябрь 2013-го – март 2014-го) вы отправились в космос на корабле, в котором была символика скорой помощи. И даже потом надевали медицинские шапочки и маски…
– Мы тогда летели с Сергеем Рязанским. Я – врач, окончил Военно-медицинскую академию, Сергей – биолог. Вот в качестве розыгрыша и придумали «карету скорой помощи».

Что касается медпомощи в космосе, то космонавты в определенной мере владеют набором навыков. К тому же в экипаже обязательно есть два человека, дополнительно подготовленных по программе оказания медпомощи. Они сотрудничают с группой медиков, находящихся на Земле.

На борту можно зашить раны (небольшие травмы – пожалуй, самые частые в космосе), сделать уколы, даже поставить пломбы. Но в целом медпомощь возможна при не самых серьезных случаях. Если что-то серьезное, предусмотрено срочное возвращение на Землю. Но это мы говорим об околоземных орбитах. В дальнем космосе такой подход не будет работать – слишком далеко до Земли. Поэтому в составе экипажа обязательно будет врач, прошедший специальную подготовку. Будет расширен и состав аптечки.

– При дальних полетах космонавты будут гораздо дольше пребывать в невесомости. Как это скажется на здоровье?
– Современные средства профилактики позволяют нормально жить в невесомости и год и полтора. Вот космонавт Валерий Поляков был в космосе более 437 суток и вернулся в хорошей форме. Но говорить об увеличении сроков пребывания в невесомости преждевременно. Мы ставим задачей полет на Марс: это шесть-семь месяцев в одну сторону и обратно. Мы укладываемся по невесомости в изученные сроки.

– Почему в космос не попасть двадцатилетним?
– А как? Чтобы попасть в отряд космонавтов, кандидаты должны иметь высшее образование и не менее трех лет стажа в определенных сферах (технической, биологической и других). И еще проходит в среднем 8 – 10 лет от вступления в отряд космонавтов до первого полета.

Подготовка делится на три этапа. Первый (два года) – общекосмическая подготовка, типа курса молодого бойца. Это самый динамичный этап, позволяющий себя испытать в разных условиях. Потом госэкзамен. Затем углубленное изучение МКС (3 – 5 лет). И только затем третий этап. Он начинается за 2,5 года до полета и включает в себя программу подготовки именно к конкретному полету. Примерно за год до полета космонавты узнают о планируемых выходах в открытый космос и, соответственно, дополнительно готовятся к ним.

Существует и верхняя возрастная планка. Кандидаты в отряд не должны быть старше 35 лет. Как раз с расчетом лет на двадцать их деятельности в качестве активного космонавта. Но сейчас можно полететь в космос и в 50 лет. А космонавт Павел Виноградов вообще свое 60-летие отметил на околоземной орбите.

– Что главное в работе на орбите?
– Хорошие отношения в экипаже, дружба и чувство юмора. На МКС вместе с иностранными коллегами садимся за обеденный стол (особенно во время ужина), беседуем на разные темы, вместе отмечаем праздники. Запомнился новогодний праздник на орбите. Все нарядились в сказочных персонажей: Деда Мороза, гномов, эльфов. Было весело.

А вы знаете, что на орбите мы делаем друг другу стрижки? Да-да, раз в месяц мы стрижемся. Но не так, как в земной парикмахерской. Обстриженные волосы тут же засасываются пылесосом. Все предусмотрено.

– А снятся ли в невесомости сны?
– Да, вполне земные. А однажды мне приснилось, что я лечу в космос.

– Есть ли в космосе Интернет?
– Да, но он работает медленнее, чем на Земле. Это связано с системой безопасности. Мы в свободное время можем общаться с родными, друзьями. А некоторые космонавты даже умудряются поиграть на орбите в компьютерные игры.


Фото roscosmos.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here