Самое интересное в путешествии можно увидеть без гида

Весенний Стамбул влюбляет в себя бесповоротно и навсегда – своей жаждой жизни. Осмотрев Голубую мечеть и Айя-Софию, попробовав местный донер-кебаб, туристы обычно бегут в агентства, чтобы посетить дорогущие экскурсии и увидеть Стамбул чужими глазами, узнать о нем из чужих уст, забывая, что самое интересное никогда не скрыто от любопытных глаз. Ведь, если присмотреться, можно увидеть, что город двигается, дышит и так же, как и человек, засыпает и просыпается.

Чумазые дети играют в непонятные нам турецкие игры, выкрикивая слова невпопад, а затем, заливаясь смехом, скрываются в узких улочках города. Загорелые турки тащат тяжелые повозки, улыбаясь солнцу и прохожим вокруг. Вот справа синяя лавка, в которой рулоны телячьей кожи стоят шеренгой – плечо к плечу. А слева старый мастер с уставшими глазами перебирает женские каблуки, делает набойки и начищает только сделанные носики туфель. И делает это так изящно, наверное, он делает это всю свою жизнь. Но тут на перекрестке встречаются носильщики всех четырех кварталов, на секунду они образуют пробку, выкрикивают ругательства и так же быстро расходятся, как и встретились.

Вверх по улице расположен Гранд-базар, он и вправду огромен, не зря этот рынок входит в число самых больших в мире. Отовсюду кричат зазывалы, предлагая свой товар. На каждом шагу лавки с «шанелями», «луивюиттонами» и «диорами». И каждая девушка засматривается на витрины. Свет приглушается, их тут двое: на полке сумка-подделка «от Диор» в форме седла и ты, – ты смотришь на нее, а она на тебя… Но вашу любовь с первого взгляда прерывает владелец лавки Давид. Он начинает страшно суетиться, доставать сумки из каких-то бездонных шкафов, сравнивать их и называть турецкие подделки «шит», а свои еврейские «гуд».

После долгого дня изнуряющей ходьбы любой, кто знает о kafecesi sultanahmet, предпочтет пройти еще три тысячи шагов, только бы отведать здешних блюд. Настоящий алтарь еды kafecesi – это то место, ради которого стоит вернуться в Стамбул. С самого утра очередь из местных детей, рабочих, туристов выстраивается как по будильнику. Радушный турок на входе жестом показывает свободные столики, а запомнив человека однажды, всегда похлопает его по плечу. Официанты, беспрестанно летающие по залу, не дают kafecesi затормозиться даже на секунду. В меню всегда одно и то же; два вида мяса, салаты, национальный суп «Корба» и самый волшебный, тающий во рту, как манна небесная, рисовый пудинг. Тут все просто, нет надобности ломать голову, что взять, тут все давно решили за тебя.

Людям, утомленным прогулками и сытным обедом, ничего больше не остается, как отправиться в турецкую баню. Хаммам – это целая культура, а не просто комната, наполненная паром, как привыкли считать туристы-неофиты. Aga Hamami находится в центре района Джихангир. На вывеске, искусно вырезанной из дерева, большими цифрами указан 1454 год. В центре залы круглый фонтан, с трещинами и пробоинами, вероятно его не включали уже лет сто, справа белоснежной улыбкой встречает негритянка, приглашая взмахом руки пройти в комнату для переодевания.

Подготавливаясь, посетители перевязывают туловище цветастым платком, затем они проходят в хаммам. Дневной свет, проникающий сквозь отверстия в потолке, отражается на мраморных плитах и как будто замирает в клубах горячего пара. В центре главной залы на шестигранной плите лежат умиротворенные люди. Возле мраморных умывальников, как будто заросших золотыми лианами, изнемогающие от жары жадно поливают себя водой. В соседней комнате только что пришедшие согреваются паром, на каждом лице написано блаженство.

Сначала отводят на чистку тела, где с помощью жесткой вехотки очищают кожу, после купают в нежной пене. Затем гости скользящими ногами поднимаются вверх по ступеням винтовой лестницы, где в темной малюсенькой комнате, пропитанной сандаловым маслом, испанка делает массаж.

Только вот начинаешь ловить волну покоя, и все резко заканчивается. У многих возникает чувство, что им показали демоверсию, короткую и интригующую, но они-то хотели ощутить все сполна. Поэтому русские туристы дольше всех остаются в хаммаме, в несколько кругов проходят все доступные им процедуры и, только совсем устав, поднимаются в комнату отдыха пить яблочный чай.

Вечереет. На причале люди греются на солнышке у воды, разносчики продают бублики с кунжутом, путешественники отчаянно пытаются купить билет, а местные торопливо бегут по домам. И так странно быть здесь припекаемым до капелек пота на лице и одновременно ощущать прохладный ветерок и тяжесть пальто на плечах. И вот ноги несут нас на борт. Трехэтажный белый паром с выцветшей краской, наполненный лишь на четверть, отправляется в плавание по синему Босфору.


Анастасия ПАНАСЕНКО, фото Максима КОСТИНА, Натальи ЧАЙКИ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here