Какие задачи выполняет в Петербурге специальная рота УВО Росгвардии

В минувшее воскресенье отметило день рождения одно из самых молодых и мобильных подразделений Управления вневедомственной охраны Главного управления Росгвардии по Санкт-Петербургу и Ленинградской области – рота по охране имущества при транспортировке Управления вневедомственной охраны. Ей исполнился 21 год. С одной стороны – событие рядовое и дата не круглая. С другой – человек в этом возрасте проходит последний этап совершеннолетия. Это, пожалуй, первый серьезный рубеж, на котором стоит уже оглянуться назад, подвести промежуточные итоги и по-новому взглянуть в будущее. В нашем случае – чем не повод рассказать о службе сотрудников Росгвардии?

В разговорах их называют ротой сопровождения. Но сами сотрудники категорически против такого толкования своей работы.

– Термин «сопровождение» подразумевает несколько иной круг задач, – говорит командир роты подполковник полиции Игорь Михаленков. – Сопровождение включает не столько охрану, сколько обеспечение беспрепятственного передвижения. А это – прерогатива ГИБДД.

Игорь Владимирович – третий по счету командир роты, служит в ней с момента основания. Он был среди тех, кто выстраивал ее работу, поэтому знает ее досконально.

Необходимость создания подобного подразделения возникла во второй половине 90-х годов прошлого века. Криминальная обстановка была не из лучших. На дорогах творилось невообразимое. Регулярно пропадали фуры с грузом. Хорошо, если обходилось без ранений или гибели водителей и сопровождающих. Именно тогда дальнобойщики – одни из самых отзывчивых людей на трассе – взяли за правило не останавливаться ни на какие призывы о помощи на пустынных перегонах. Никто не мог гарантировать, что это не банальная «подстава». В такой ситуации возник спрос на охрану транспорта с грузами. Чтобы упорядочить процесс, в 1997 году появился приказ МВД о создании подразделений для охраны грузов по всей стране, а весной 98-го был подписан соответствующий приказ в Главке Северной столицы. Тогда и появилась рота охраны – в силу специфики своей работы подразделение небольшое, сплоченное и мобильное. Сначала она была в оперативном управлении полка милиции
№ 3 вневедомственной охраны, а через год перешла под крыло самого Управления вневедомственной охраны.

Главная и единственная задача подразделения вот уже больше двух десятилетий остается неизменной – охрана имущества при транспортировке от преступных посягательств и попыток завладения грузом. А вот основные заказчики со временем поменялись.

– На первых порах по большей части были коммерческие структуры, – рассказывает подполковник Михаленков. – Сейчас ситуация изменилась. Большинство наших заказчиков – государственные организации. Главные среди них  – Эрмитаж и Русский музей.

Что касается нагрузки, то она достаточно велика. Наряды выезжают на охрану грузов ежедневно. Тот же Эрмитаж дает три-четыре заявки в неделю. Правда, в основном это перевозки по городу. Русский музей работает с ротой реже, зато и маршруты у него по­длиннее. Чаще всего – это Третьяковская галерея в столице.

– Мы сопровождаем грузы не только по территории Петербурга и Ленинградской области, подведомственных ГУ Росгвардии, – говорит Игорь Владимирович. – Главное, чтобы местом отправки или конечной точкой маршрута были эти два региона. Доводилось встречать транспорты из-за границы и брать их под охрану у пограничного перехода в Торфяновке. Случаются и дальние командировки из Петербурга в другие города и регионы.

По словам командира роты, если сложить все километры, намотанные на карданы служебных машин, получилось бы не одно путешествие вокруг экватора. Разве что на Дальний Восток не забирались экипажи питерской роты охраны. Но Красноярск, Новосибирск, Иркутск входят в их послужной список.

Как же происходит процедура приемки груза под охрану и дальнейшее его сопровождение?

– Прибыв на место, мы проверяем целостность контейнера, наличие пломб, – поясняет подполковник Михаленков. – В акте расписываются представитель заказчика и старший наряда. И с этого момента вся ответственность за целостность груза и безопасность сопровождающих его людей ложится на наряд, который, как правило, движется позади транспорта с грузом на нашей машине.

Сотрудникам роты охраны известны начальная и конечная точки маршрута. Конкретный путь следования выбирают именно они, поскольку лучше владеют оперативной и дорожной обстановкой. При этом никакого права преимущественного проезда с включенными сиренами и проблесковыми маячками у конвоя нет. Как и все, он будет стоять в пробке, если таковая встретится на пути.

– Нас называют тихой охраной, – поясняет Игорь Владимирович. – Чем меньше информации о нашем движении – тем лучше. Наша задача незаметно и благополучно проехать маршрут, не привлекая излишнего внимания.

Как уже было отмечено, рота охраны – подразделение маленькое и сплоченное. Поэтому попасть в него человеку с улицы невозможно. Как правило, сюда приходят сотрудники, уже послужившие в различных подразделениях вневедомственной охраны. Особых требований по огневой подготовке и другим показателям нет. За исключением одной категории – водителей. К их отбору подходят особенно тщательно, поскольку на них ложится наиболее высокая нагрузка. Иногда они на несколько недель уезжают в командировки, охраняя груз. Именно поэтому при подборе экипажей особое внимание обращают на совместимость. Конечно, требования не как у космонавтов, но очень близки к тому. Недаром водители роты считаются самыми высококвалифицированными во всем Управлении вневедомственной охраны.

Напоследок прошу рассказать о самом запомнившемся грузе, который пришлось охранять.

– Как-то раз из Москвы везли в наш город скрипку Страдивари, – вспоминает Игорь Михаленков. – Ехали на поезде, а потом еще по просьбе заказчика на протяжении всего концерта за кулисами дежурил наш наряд.


Фото пресс-службы ФГКУ УВО ВНГ РФ по СПб и ЛО

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here