120 лет назад в Петербурге появилась скорая помощь

19 марта 1899 года в два часа пополудни в Конногвардейском манеже произошло знаменательное событие. Перед царской ложей, в которой находилась императрица Мария Федоровна, выстроились 14 ландо и фургонов с красным крестом и полным комплектом санитарного оборудования. Демонстрировали санитарный обоз ее величеству лейб-хирург Николай Вельяминов и знаменитый ортопед Генрих Турнер. Потом по традиции произвели чин освящения, и санитарные кареты отправились на свою службу. Так 120 лет назад в Северной столице в будничной обстановке были открыты станции скорой медицинской помощи, которые потом спасут жизни многим горожанам.

Если бы не наводнение…

Идею создания пунктов для оказания экстренной медицинской помощи населению выдвигал еще в 1818 году доктор медицины Генрих Аттенгофер: «…в Петербурге великое число каналов, весьма холодный климат, скорая езда, жилища, чадные зимою, – все сие бывает причиной многих бедствий, кои при медленных или неискусных способах спасения умножают смертность». Чтобы сохранить жизни людей, «может, весьма небесполезных», он разработал «Проект заведения в Санкт-Петербурге для спасения обмирающих скоропостижно или подвергнувших свою жизнь опасности». Убеждая правительство создать пункты скорой помощи, Аттенгофер уверял, что устройство подобных заведений не потребует значительных расходов. По его мнению, такие пункты можно было устраивать в съезжих домах, а служить там могли доктора, которым потребуется лишь незначительная прибавка к жалованью.

Этот проект так бы и остался на бумаге, но осенью 1824 года случилось катастрофическое наводнение. Тогда стихия унесла жизни почти шестисот горожан. После страшного бедствия у Гагаринского буяна было устроено «заведение для спасения утопающих», на содержание которого отпускались ежегодно почти три тысячи рублей из казны. Впоследствии предлагалось увеличить количество подобных пунктов, а также научить полицейских оказывать первую помощь горожанам. Но это благое начинание так и не получило распространения. Да и пункт спасения на Петроградской стороне по причине того, что его сотрудники не были перегружены работой, чиновники предлагали ликвидировать.

Пока гром не грянет

Поводом для организации скорой помощи в Европе стал пожар в здании Венской оперы в 1881 году. При попытке зажечь газовые софиты на спектакле произошел взрыв, лампы вспыхнули – и огонь практически молниеносно распространился по зрительному залу. На представлении находились тогда почти две тысячи человек. Число погибших в этой катастрофе точно установить не удалось, так как многие пропали без вести. При наличии в городе хорошо оснащенных больниц многие пострадавшие умирали от того, что им невозможно было оказать на месте экстренную помощь и быстро довезти до лечебницы. В результате этих страшных событий в Австрии появились противопожарная пропитка для дерева, противопожарные занавесы в театрах и добровольное общество по оказанию первой медицинской помощи. Подобные организации стали возникать и в других европейских странах, но в России продолжали ждать своей собственной катастрофы.

18 мая 1896 года по случаю коронации Николая II в Москве на Ходынском поле собрались почти 500 тысяч простых горожан. Все хотели получить памятные подарки от нового императора. Праздничные гулянья закончились страшной давкой, в которой погибли 1389 человек, почти такое же количество получили тяжелые травмы. Многих умерших находили в разных частях города, так как пострадавшие уходили на своих ногах, а потом умирали от невозможности получить медицинскую помощь. Эта страшная катастрофа наглядно продемонстрировала, что откладывать создание службы скорой помощи в России больше невозможно.

«Подача первой помощи в несчастных случаях»

Созданием экстренной медицины в Петербурге руководил военный хирург Николай Вельяминов. Практически сразу после ходынской катастрофы он составил проект организации службы скорой помощи в Северной столице, но открытие ее состоялось лишь спустя три года из-за бюрократических проволочек. 19 марта по новому стилю в Петербурге открылись сразу пять пунктов скорой помощи. Они находились на полицейских участках и были укомплектованы по последнему требованию европейской медицинской науки. На каждой станции имелись либо пароконные экипажи, либо велосипеды с крытой повозкой по типу тех, которыми пользовались велорикши. На вызов отправлялись фельдшер и санитар, а в некоторых случаях даже врач. Кстати, почти 50 врачей в Петербурге согласились работать на вызовах скорой помощи безвозмездно. Студентов-медиков также привлекали к работе экстренной медицины. Вызовы регистрировались в специальные журналы, туда же заносился объем медпомощи, а также время и место доставки пострадавшего в лечебницу. Вызывали скорую помощь, как и сейчас, по телефону. Кстати, владельцы телефонных аппаратов обязаны были предоставлять его для вызова скорой помощи полицейским, дворникам и ночным сторожам в любое время суток.

Анализируя работу станций скорой помощи в Петербурге, Вельяминов ратовал за увеличение количества пунктов оказания первой медицинской помощи не только в Северной столице, но и во всей стране: «Чем больше постов, тем ближе прибытие к месту несчастного случая» и тем больше возможности сохранить пострадавшему жизнь. Автомобили появились в экстренной медицине Петербурга только в 1912 году. Про­образом современной скорой стали военные «санитарки», которые собирали раненых во время Первой мировой войны. В брезентовых фургонах на амортизирующих подвесах находились стеллажи с носилками, а по бокам были откидные сиденья для фельдшеров и санитаров. Многие методы, которые Вельяминов применял как военный хирург для спасения раненых во время боевых действий, впоследствии активно использовались и в гражданской экстренной медицине. Индивидуальный перевязочный пакет, а также чемоданчик со всеми необходимыми для оказания первой помощи материалами и медикаментами постоянно находились в карете скорой.


Ирина ТРЕТЬЯКОВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here