Летопись русской революции: так было сто лет назад

Хорошо известно, что полыхавшая на просторах необъятной России Гражданская война затрагивала и национальные окраины, где борьба зачастую обретала не только сословно-социальный, но и национал-сепаратистский характер. Между тем, забегая вперед, скажем, что красный Кремль вовсе не планировал распускать страну по «национальным квартирам»: ленинский «круг» считал, что пролетарская революция должна охватить максимально большое число территорий и народов. Советское руководство признало «по-настоящему» лишь независимость Финляндии и Польши, хотя и попыталось впоследствии с разной степенью успеха коммунизировать эти государства. В отношении же прочих частей бывшей царской империи ленинцы придерживались твердого принципа «интеграции» их в состав нового государственного образования – Союза Социалистических Республик.

С мечтой о советизации

Еще на стыке 1917 и 1918 годов верные советскому режиму военные части вели основные бои против белоказачьих сил, возглавляемых атаманом Алексеем Калединым. Этот конфликт затронул как приволья Тихого Дона, так и близкую территорию Украины. Некоторые красные полки двинулись к Донецкому бассейну через Харьков вдоль линии железнодорожных станций Ворожба – Люботин – Павлоград – Синельниково. 26 декабря 1917-го (8 января 1918-го) был советизирован Екатеринослав, который в 1926-м стал называться Днепропетровском – в честь видного украинского большевика Григория Петровского. Почти сразу подразделения под руководством Владимира Антонова-Овсеенко заняли Луганск и Мариуполь (в будущем – Ворошиловград и Жданов) с их мощным промышленным потенциалом. Ко 2 (15) января удалось захватить Александровск, что позволило наладить связи с Крымским полуостровом и расположить красные войска по маршруту Мариуполь – Таганрог – Ростов-на-Дону. 18 (31) января после победоносного восстания возникла Одесская Советская Республика, признавшая «протекторат» российского Совета народных комиссаров.

Большевиков раздражало, правда, наличие в Киеве буржуазно-националистической Центральной Рады, державшейся за независимость Украины при республиканской форме правления. 4 (17) января 1918-го засевшее в Харькове «советское правительство Украины» объявило войну киевской Центральной Раде, а 5 (18) января красный командир Владимир Антонов-Овсеенко издал директиву об общем наступлении революционных войск. Главный удар предполагалось нанести от Харькова на Полтаву при взаимодействии с большевизированными частями старой Русской армии. Общее руководство операцией было возложено на начальника штаба Южной группы войск Михаила Муравьева. 6 (19) января красные войска, выгрузившись на вокзале, внезапным штурмом овладели Полтавой.

Тем временем в Киеве произошло большевистское восстание, но оно было подавлено на четвертые-пятые сутки солдатами Гайдамацкого коша под командованием известного националиста Симона Петлюры. Это, разумеется, не остановило движение краскома Муравьева. Он вел за собою семь тысяч штыков и мог рассчитывать на 26 пушек, 3 броневика и 2 бронепоезда. Его поддерживали также сравнительно малочисленные колонны, следовавшие за ним в эшелонах от станций Лозовая и Ворожба. 16 (29) января 1918-го разразилась битва под станцией Круты, завершившаяся разгромом украинских частей и быстрым маршем красных к Киеву. Закрепившись в районе Дарницы, Михаил Муравьев приступил к артобстрелу «матери городов русских». После ожесточенной бомбардировки и пятидневных уличных боев Киев был взят 27 января (9 февраля). Украинское правительство и остатки войск так называемой Украинской Народной Республики сумели уйти по Житомирскому шоссе.

Бурно развивались события и на юге, в Одессе. После удачного большевистского мятежа, подкрепленного кораблями Черноморского флота, 18 (31) января 1918 года возникла Одесская Советская Республика, официально подчинившаяся Москве. В состав этого образования вошли Херсонская и Бессарабская губернии, но реальная власть Одесского правительства едва ли распространялась на столь обширные районы. Дело в том, что по соседству румынские войска постепенно аннексировали территорию Южной Бессарабии (Буджака). В таких условиях Кремль назначил Михаила Муравьева командующим фронтом, на котором велась борьба против румын в Бессарабии и Приднестровье. Перед ним была поставлена задача занять всю Бессарабию, вернув ее в пределы России.

20 февраля началось советское наступление под Бендерами, приведшее к разгрому румынских частей, которые пытались закрепиться в Приднестровье. Тогда Бухарест предложил начать мирные переговоры. Итогом стал протокол о прекращении боевых действий, причем Румыния обязалась в течение двух месяцев очистить бессарабский регион и прекратить всякие военные операции против Советской России. Но скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Румынское руководство прекрасно понимало, что вторгшиеся 18 февраля на Украину германо-австрийские дивизии в ближайшее время подойдут к Одессе. Оттого-то спустя неделю после подписания мирного протокола румынские батальоны, нарушив все договоренности, ворвались в Аккерман и завершили оккупацию Южной Бессарабии. Затем Бухарест снял свою подпись под уже утвержденными документами.

Между тем советские полки 5 – 7 марта пытались остановить австро-венгерское наступление вдоль Юго-Западной железной дороги. Однако уже 11 марта вынужденно оставили оборонительные позиции и отошли в Одессу. 12 марта власть там «перехватила» буржуазная Городская дума, условившаяся с австрийцами о беспрепятственной эвакуации красноармейских бойцов. 13 марта австрийцы без боя промаршировали по Одессе. Местная «республика» пала, а советские структуры спокойно выехали в Севастополь, забрав с собой архивы и необходимое имущество.

Брестские раздумья

Украинские национальные вожди сознавали, как трудно в тогдашней обстановке сохранить абсолютный суверенитет молодой державы. И они старались искусно лавировать среди боровшихся между собою участников Первой мировой войны. Именно поэтому в Брест-Литовск, где вели дипломатические переговоры посланцы германского блока и красной Москвы, приехала делегация Украинской Центральной Рады во главе с Всеволодом Голубовичем. Германия и Австро-Венгрия признали это посольство официальным представителем самостоятельной Украинской Республики. После долгих территориальных споров (украинцы хотели присоединить к себе Холмщину, входившую в пределы прежнего Царства Польского, а равно австрийские земли со славянскими этносами – Буковину и Восточную Галицию) делегаты Киева «остановились» на одной Холмщине. Потом австро-германцы пообещали им дополнительно районы Подляшья.

Вскоре в Киеве произошли серьезные политические перемены. Эсер Всеволод Голубович попал в состав Совета министров, и в Брест-Литовск поехала новая дипломатическая группа, руководимая Александром Севрюком. 27 января (9 февраля) 1918-го был наконец подписан согласованный во всех деталях сепаратный мирный договор. Немцы и австрийцы обещали оказать Центральной Раде военную помощь в вытеснении советских полков с территории Украины. В обмен украинское правительство обязалось поставить своим партнерам (до 31 июля 1918 года) миллион тонн зерна, 400 миллионов яиц и не менее чем 50 тысяч тонн мяса, а также изрядное количество сала, сахара, пеньки, марганцевой руды и других полезных товаров. Желая как-то подсластить нелегкие условия пакта, Австро-Венгрия посулила создать в Восточной Галиции автономную Украинскую область.

Сепаратный мир определил относительно четкие границы независимой Украинской Республики. Линия между Украиной и Австро-Венгрией совпадала с довоенным пограничьем между Австро-Венгрией и Российской империей. А рубежи с «воскресавшей» из политического небытия Польшей должна была провести совместная комиссия «в соответствии с этнографическими отношениями и с учетом воли населения». Украина и страны германского блока условились отказаться от всех взаимных претензий, восстановить деловые связи, наладить торговлю излишками промышленных и сельскохозяйственных товаров и произвести обмен военнопленными мировой войны. Помимо того, стороны подписали секретную декларацию об объединении Восточной Галиции и Северной Буковины в отдельную коронную территорию под скипетром австрийских Габсбургов.

31 января (13 февраля) 1918 года украинские послы в Брест-Литовске обратились с просьбой к Берлину и Вене о реальной помощи Киеву в борьбе против советских войск. Германское командование немедленно согласилось выступить против большевиков и стало готовиться к походу на Украину. Ввод немецких войск начался 18 февраля. 230 тысяч германских и австро-венгерских солдат (29 пехотных и четыре с половиной кавалерийские дивизии) начали переходить украинский участок Восточного фронта и двигаться вглубь украинских земель, не встречая никакого твердого сопротивления советских отрядов и частей старой Русской армии, еще не определившихся со своей политической ориентацией. Немцы заняли Луцк и Ровно, затем Новгород-Волынский, а австрийцы – Каменец-Подольск и Хотин. На Одесском «маршруте» они, наступая вдоль стальной трассы Львов (Лемберг) – Тернополь – Жмеринка – Вапнярка, «беспроблемно» оккупировали Подолье. Незначительные украинские части, шедшие вместе с немцами и даже в авангарде, целиком и полностью зависели от германского командования.

3 марта немцы вступили в стольный Киев, привезя с собой и некоторых украинских чиновников. Тогда же Четверной союз (Германия, Австро-Венгрия, Турция и Болгария) заключил в Брест-Литовске мирный договор с Советской Россией («похабный мир», как именовали его левые эсеры-спиридоновцы). Ленинское руководство обязывалось немедленно подписать компромиссные бумаги с Киевом, вывести красные войска с украинской территории и прекратить там любую революционную пропаганду. Практически вся Украина попала под иностранный контроль. Генерал-фельдмаршал Герман фон Эйхгорн возглавил администрацию в большинстве районов Украины. Зато в Волынской, Херсонской, Подольской и Екатеринославской губерниях хозяйничали австро-венгры.

Украина – арена жестокой брани

Постепенно стала оживляться деятельность украинских властей. При всем своем реальном безвластии они «ударились» в интенсивное законотворчество. Еще 1 марта Центральная Рада (парламент) приняла несколько знаковых законов. На Украине вводился (как, впрочем, и в новой России) григорианский календарь, «ускорявший» счет времени на 13 суток; устанавливалась национальная денежная единица – гривна; определялся государственный герб («трезубец со времен Владимира Великого» – князя, крестившего Русь в православие на исходе X века). Рада проголосовала и за акт об украинском гражданстве. 9 марта Центральная Рада и правительство (Совет народных министров) въехали в Киев. Но настоящей политики эти лидеры проводить не могли и постоянно попадали в кризисные ситуации. Украинские политические наблюдатели отмечали их очевидную профессиональную некомпетентность, ибо управленцы подбирались исключительно по партийному признаку – что называется, без учета диплома. К концу марта 1918-го немцы и австрийцы, взявшие на себя ответственность за положение дел на Украине, убедились в абсолютной бесплодности всех и всяческих усилий правительства и Центральной Рады.

Добавим: слабостью украинской власти постарались воспользоваться и русские белогвардейцы. После заключения Брестского мира некоторые части бывшей Императорской армии, расквартированные на Румынском фронте (Бухарест держал тогда сторону Антанты), двинулись из Кишинева и Ясс на Дон – для соединения с Добровольческой армией генерал-лейтенанта Лавра Корнилова и совместной борьбы против Советов. Этим переходом руководил полковник Михаил Дроздовский, создавший из своих подчиненных (числом более тысячи человек) Первую отдельную добровольческую бригаду. Чуть позднее к ним примкнул вышедший из Измаила отряд под началом полковника Михаила Жебрак-Русановича. Данная группировка прошла с 11 марта по 7 мая 1918 года через территорию Южной Украины.

Поход, нареченный Дроздовским, стал наряду с Ледяным походом важной вехой в истории Белого движения на Юге России. Пришедшие к Корнилову части ощутимо усилили ряды Добровольческой армии. Следует указать, что по мере продвижения полковника Дроздовского на Дон белогвардейцы овладевали такими городами, как Каховка, Мелитополь, Бердянск, Мариуполь. Когда дроздовцы покинули эти местности, туда пришли германо-австрийские оккупанты. Украина – хлебная житница Великой России – непомерно страдала от бесконечных военных столкновений.


Яков ЕВГЛЕВСКИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here