Из воспоминаний Сергея АНДЕНКО, заместителя начальника Военно-медицинской академии по взаимодействию с органами государственной власти. Во время Афганской войны он был заместителем главного анестезиолога 40-й армии в Афганистане.

– К нам в Афганистан часто приезжали знаменитые артисты с концертами. Это и Иосиф Кобзон, и ансамбль «Пламя», и Вячеслав Малежик, и Анне Вески, и тогда еще молодой Евдокимов. Все они выступали перед ранеными с огромным воодушевлением, но Валерий Леонтьев просто потряс весь Кабульский госпиталь своим мастерством и самоотдачей. Зал у нас был очень маленький, вмещал, наверное, при полном заполнении не более ста человек. Госпиталь располагался в приспособленных под лечебные цели бывших аминовских конюшнях, и окна, выходящие во двор со стороны сцены, находились практически на уровне дворового покрытия, образуя как бы единое целое. Окна, конечно, были открыты, так как было очень жарко. В госпитале находились в тот период около восьмисот человек, и каждый хотел услышать и увидеть знаменитого артиста. Зал был забит до невозможности, раненые стояли и сидели на всех мало-мальски приспособленных местах, остальные целиком забили весь двор и надеялись услышать Валерия на улице. И Леонтьев, увидев все это перед концертом, сказал: «Ребята, не волнуйтесь, все будет в порядке!» И начался великолепный концерт. Во время него артист через окно выскакивал во двор, продолжая выступление среди ребят и сотрудников госпиталя, демонстрируя невероятную самоотдачу! Это было всеобщее представление с участием всех присутствующих. В конце зал был доведен до такой степени восторга, что не выдержали ограждения батарей, на которых сидели зрители. К счастью, никто не пострадал.

А после концерта артист настоял на том, чтобы мы провели его в реанимацию, он очень хотел доставить радость тяжело раненным, которые не могли посмотреть концерт. Среди раненых находился практически полностью обгоревший танкист, который в тот момент был в сознании, но спасти его мы уже не могли (глубокий ожог составлял более 90 процентов поверхности тела). Жили практически только глаза и рот. Когда мы рассказали Валерию о судьбе этого сержанта, он довольно долго общался с ним, сдерживая слезы. После ухода Леонтьева сержант с изумлением спросил: «Это что, настоящий Леонтьев?» и, получив утвердительный ответ, попытался улыбнуться от удовольствия общения со знаменитым артистом. Возможно, это была последняя радость этого человека…


Фото из архива Сергея АНДЕНКО

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here