В Эрмитаже после реставрации показали картину Франческо Мельци

В собрание музея эта картина поступила в 1850 году, когда распродавали коллекцию покойного короля Нидерландов Виллема II. Император Николай I хотел выкупить собрание зятя (мужа своей сестры, великой княжны Анны Павловны) целиком, но что-то пошло не так. Ему удалось приобрести всего 13 картин, в том числе «Флору», которую тогда называли «Джокондой» и приписывали самому Леонардо да Винчи.

Однако уже к концу XIX столетия знатоки изящных искусств решили, что «Флора» написана одним из учеников Леонардо. Ее автором называли то Андреа Соларио, то Бернардино Луини. В конце концов, остановились на Франческо Мельци.

Оставалось уточнить название. Тут тоже было предложено несколько вариантов. «Тщеславие» (самый сомнительный). «Коломбина» («Голубка» – так переводится это имя) – поскольку молодая женщина, изображенная на картине, держит в руках цветок колумбины (он же водосбор, или аквилегия, или орлик). «Флора» – супруга бога западного ветра Зефира, мать всех растений, которая питает и дает жизнь (поэтому ее изображали с обнаженной грудью). Сделать выбор было непросто, но в результате остановились на «Флоре».

И вот теперь, после реставрации (которая, само собой, началась со всестороннего исследования), открылись новые факты.

Во-первых, автор, судя по всему, сначала задумал представить свою модель обнаженной. Ее тело под платьем прописано очень подробно. Потом концепция изменилась – даму одели. Но и тогда речь шла, скорее всего, о традиционном портрете. Мысль изобразить молодую женщину в образе богини весны и цветов пришла художнику в голову позже. Именно поэтому он изменил узор на рубашке. Сначала ее украшали тонкие полосы вишневого цвета (их все еще можно разглядеть с помощью микроскопа). Теперь – изящный растительный узор в золотых тонах. 

Еще одна деталь – кисти рук. Сотрудник эрмитажной лаборатории реставрации станковой живописи Мария Шулепова (именно она работала с «Флорой») полагает, что они слишком велики для девушки, послужившей моделью. Скорее всего, с натуры было написано только ее лицо, а руки принадлежат юноше. Возможно, кому-то из учеников Леонардо да Винчи, в мастерской которого могла быть создана эта картина, хотя ее автором и не был он сам.

В пользу этой догадки свидетельствует еще одно открытие. Плащ Флоры – глубокого синего цвета – исполнен в один толстый слой ультрамарина. Так делали очень редко, поскольку ультрамарин был одним из самых дорогих пигментов. Обычно его расходовали намного более экономно, но в данном случае не поскупились. А значит, либо заказчик был очень богат, либо картину писали в мастерской Леонардо – мастера достаточно известного и успешного для того, чтобы не считаться с расходами.

Перед реставрацией картина пребывала в хорошем состоянии, спасать ее не требовалось. Однако оригинальный колорит был сильно искажен многочисленными слоями лаков и записей.

Пару веков назад считалось, что освежить картину можно, просто покрыв ее слоем свежего лака (а лаки имеют свойство темнеть со временем). Мало того, живопись вызывала тем больше уважения, чем старше выглядела. Для того чтобы подчеркнуть возраст шедевра, использовали так называемые галерейные лаки – с добавлением желтого пигмента. Понятно, что цветовое решение страдало. Оно видоизменялось с каждым новым слоем, с каждой реставрацией. Причем особенно плохо приходилось всем оттенкам синего (известно ведь, что синий цвет при слиянии с желтым превращается в зеленый).

Так произошло и с «Флорой». Плащ богини приобрел теплый, зеленоватый оттенок – вместо пронзительного синего, изначального. Затерялась в тени листва под правым локтем богини. На груди и лице проявились, потемнели поздние записи, сделанные более широко, чем требовалось.

Теперь реставраторы «раскрыли» картину – «утоньшили» старые лаки (хотя и не убрали их совершенно – чтобы не повредить авторскую живопись, которая, оказывается, сохранилась прекрасно), убрали записи, сделанные в те времена, когда научной реставрации еще не существовало, и вернули картине оригинальный колорит – изысканный, прохладный, основанный на тончайших оттенках.

И вот «Флора» вновь представлена в Эрмитаже, в Аполлоновом зале. Грациозно склонив голову, юная богиня рассматривает аквилегию – цветок, олицетворяющий плодородие. На ней белая рубашка с золотым узором и синий плащ неповторимого изысканного тона, на коленях – цветы жасмина. Стены ее каменного грота покрыты травами. В углах губ притаилась полуулыбка. Сколько еще тайн она скрывает?


Екатерина ЭММЕ, фото пресс-службы Государственного Эрмитажа

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here