Как обеспечивают безопасность главного вокзала Петербурга

Площадь Восстания – вечный людской водоворот. Под землей здесь пересекаются две ветки метро, одна из которых тянется от южных новостроек на север, заканчиваясь в густонаселенном Мурине, а вторая соединяет северо-западные новостройки с бывшими рабочими окраинами юго-востока. Наверху – перекресток Невского и Лиговки. Венчает этот муравейник людей и машин Московский вокзал.

Это самый крупный железнодорожный портал Петербурга, его витрина. За год через платформы и залы ожидания вокзала проходят миллионы одних только пассажиров. Встречающих и провожающих никто не считал. Журналисты «Вечёрки» узнали, кто и как обеспечивает порядок в главной железнодорожной гавани Северной столицы.

Перед эскалаторами станции метро «Площадь Восстания» – что вверх, что вниз – вечная толпа. Подъемные механизмы работают на пределе, доставляя отъезжающих к поездам или развозя уже бывших пассажиров железной дороги по разным районам города. Раньше, поднявшись наверх, можно было сразу выйти на внутреннюю площадь вокзала к пригородным кассам. Последнее время двери вестибюля метро закрыты. Путь один – в обход через Лиговку и площадь к центральному входу. Открыв массивные двери, понимаешь, почему твой путь был столь далек: попасть дальше можно только через магнитные рамки металлоискателя. На старом входе их нет. Миновать процедуру довольно тщательного досмотра (пока звенеть не перестанешь) невозможно.

– С 1 января, согласно закону, за охрану объекта отвечает «Служба транспортной безопасности» – уполномоченный представитель собственника инфраструктуры РЖД, – рассказывает заместитель начальника полиции Санкт-Петербургского линейного управления МВД России на транспорте подполковник полиции Алексей Корба. – Мы работаем с ними в полном контакте. И в случае, если при проверке возникли подозрения на то, что у пассажира есть что-то противозаконное, в дело вступает полиция. Досмотр багажа и многие другие процедуры – это наша работа.

Санкт-Петербургское ЛУ МВД России на транспорте – это закон и порядок на вокзале. Зона его ответственности огромна. В нее входят Московский и Ладожский вокзалы, станции по северному ходу до Мги и Киришей и по главному ходу от Московского вокзала до Бабина-2. Пассажиропоток за 2018 год – более 120 миллионов человек. При этом криминогенная ситуация довольно спокойная. Даже болезненная для мест со столь большим скоплением людей тема карманных краж здесь неактуальна.

– На нашей территории профессиональных карманников нет, – уверяет Алексей Корба. – Хотя кражи бывают. Большинство из них происходят в ночное время, когда на вокзал пытаются проникнуть асоциальные элементы с близлежащих территорий, чтобы погреться и переночевать. Ведь Московский вокзал, в отличие от многих других, открыт круглые сутки. Вот они и совершают хищения у спящих людей. Чтобы этого не было, работаем со службой транспортной безопасности. Пытаемся, чтобы на вокзал проходили либо пассажиры, либо встречающие и провожающие. При этом раскрываемость таких краж – почти сто процентов. Очень помогает система видеонаблюдения с программой распознавания лиц. Вора всегда можно идентифицировать.

Вот от чего так и не удалось пока избавиться полностью – так это от поездных краж. По словам заместителя начальника полиции, на некоторых направлениях периодически начинают работать бригады воров, которые ночью проникают в купе и похищают у спящих пассажиров ценные предметы и деньги. Для борьбы с ними на особо «криминогенных» маршрутах работают наряды, сопровождающие поезда дальнего следования.

– Понятно, что обеспечить сопровождение нарядом полиции каждый пассажирский состав не представляется возможным. Ведь их ежесуточно проходит через нашу территорию – сто десять, – говорит Алексей Викторович. – Маршруты определяются на основе анализа криминогенной ситуации. Изменения могут вноситься каждый месяц. И если, как мы говорим, тот или иной поезд «начинает трещать», туда мгновенно переводят наряд полиции и ситуация нормализуется.

Стоит отметить, что определенный отпечаток на работу правоохранителей накладывает специфика пассажиропотока. Так, по главному ходу Мос­ковского вокзала курсирует 13 пар ВСП «Сапсан». Как правило, их пассажиры – деловые люди, которые едут решать конкретные задачи. Есть фирменные поезда – вроде легендарной «Красной стрелы». Поезда № 5 и № 6 на вокзале за глаза называют «китайскими». На них между двумя столицами курсируют туристы из Поднебесной. Что касается северного хода, то из Карелии и Мурманска едет много студентов, которые учатся в вузах Петербурга. Летом превалирует южное направление с отдыхающими. В целом поток можно охарактеризовать как «интеллигентный».

Но такая специфика имеет и оборотную сторону.

– У нас бывают случаи задержания пассажиров с нар­котическими веществами, – рассказывает подполковник полиции Корба. – Большинство из них – за незаконное хранение. На «Сапсанах» и «Стрелах» ездят люди состоятельные, и, как ни странно, среди них употребление запрещенных веществ иногда случается. Как выявляем? Сначала – по поведению. А дальше – уже оперативная работа.

Выходим на перрон. Из только что прибывшего из Москвы «Сапсана» на питерскую землю хлынул поток пассажиров. Навстречу ему от головного вагона медленно движется наряд транспортной полиции. Оба – лейтенант и прапорщик – внимательно вглядываются в мелькающие лица пассажиров. К наряду подходит армейский полковник. Что-то спрашивает и, получив ответ, благодарно кивает и удаляется в указанном направлении. Это – тоже часть работы сотрудника транспортной полиции. Он – не только закон, но и лицо города. По нему у приезжающих создается первое впечатление о Петербурге.


Фото автора

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here