Константин Райкин выступит в роли чтеца

В воскресенье, 10 февраля, в Большом зале Филармонии пройдет спектакль Константина Райкина «Над балаганом небо», выстроенный из стихов Николая Заболоцкого, Осипа Мандельштама, Николая Рубцова, Давида Самойлова и других поэтов. Накануне выступления артист рассказал об истории спектакля и его зрителе.

– Спектакль «Над балаганом небо» вы привозите в Петербург уже не первый раз, вы его здесь показывали на разных площадках, в том числе и в Большом зале Филармонии. Чем отличается именно Большой зал?
– Есть места особенные, помнящие огромное количество великих людей, которые были на этих подмостках, это намоленные места, если угодно. Для меня таких мест всего два – Зал имени Чайковского в Московской филармонии и Большой зал Петербургской.

– Вы можете сказать, как изменилась публика за время существования этого спектакля?
– Мои сольные выступления начались, когда мне было двадцать с небольшим. И естественно, в соответствии с тем, как менялся я, менялся мир, обстоятельства жизни, другим становился и спектакль. Но если говорить о последних годах… Видите ли, я определяю время более продолжительными периодами, более крупными категориями. Конечно, публика приходит разная, но по большому счету она так быстро не меняется. То, как принимают спектакль, как реагирует на него зритель, зависит ведь во многом и от меня, в каком я состоянии. Но ведь это не связано с публикой, с ее настроениями, ожиданиями. Зритель для меня – величина абсолютная. Конечно, время накладывает отпечаток на все, в том числе и на спектакль, и на того, кто его исполняет. Я же не в башне из слоновой кости живу. Но если ты работаешь правильно, если правильно сложил материал, то публика тебя поймет. Спектакль этот всегда успешный, извините за прямоту. Если бы спектакль был неуспешным, я бы перестал с ним выступать. У этого спектакля не было премьеры, нет каких-то четких временных периодов его существования. Это, повторюсь, спектакль моей жизни, он меняется вместе со мною. Раньше там было гораздо больше веселого, чистого лицедейства и актерства. Я раньше танцевал, например. И сейчас это не совсем ушло. Но стихи всегда занимали важное место в спектакле.

– У вас есть идеальный образ зрителя?
– Я всегда ориентируюсь на себя, на себе подобных, и, к счастью, таких людей в зале много.


Сергей КНЯЗЕВ, фото Натальи ЧАЙКИ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here