Эти слова, звучавшие из репродукторов, спасли жизни тысячам ленинградцев

После начала войны, когда все эфирные радиоприемники согласно Постановлению Политбюро ЦК ВКП(б) от 25.06.1941 г. были сданы гражданами органам ­Наркомата связи, едва ли не единственным средством получения оперативной информации стало сетевое радио­вещание. В дни блокады из репродукторов Ленинградской городской радиотрансляционной сети (ЛГРС) звучали программы городского радио, в том числе и пронзительные стихи Ольги Берггольц, ставшие одним из символов стойкости ленинградцев. В перерывах между программами из динамиков доносился звук метронома. Он был как пульс осажденного города – по темпу его звучания горожане могли понять, что происходит вокруг. Если метроном методично отсчитывал 60 ударов в минуту – все спокойно. Если его удары раздавались чаще – значит в одном из районов либо артобстрел, либо авианалет.

Подготовка ЛГРС к выполнению функций оповещения началась еще в 1936 году, а завершилась к концу 1939 года – к началу советско-финляндской войны. Прежде всего это модернизация коснулась Центральной усилительной станции (ЦУС), расположенной на площади Ломоносова. Она находится здесь и сегодня, изменилось только название – Центр управления сетью. Тогда же, в конце 30-х годов, на ЦУС был опробован специально разработанный сотрудниками ЛГРС пульт оповещения, который между собой сотрудники называли «пульт тревоги».

С началом блокады сеть заработала с максимальной нагрузкой. Как только над городом появлялись вражеские бомбардировщики, по приказу оперативного дежурного ПВО дежурный ЦУС снимал с эфира радиопередачи, запускал систему дистанционного управления сиренами и уличными громкоговорителями и включал электропроигрыватель с грамзаписью сигналов тревоги. Над улицами раздавалось: «Внимание! Внимание! Говорит штаб местной противовоздушной обороны города. Воздушная тревога! Воздушная тревога!» За годы блокады ленинградцы 649 раз слышали вой сирен и этот тревожный текст. Затем включался сигнал метронома с ритмом до 150 – 160 тактов в минуту.

При артобстрелах из репродукторов раздавалось: «Внимание! Внимание! Район подвергается артиллерийскому обстрелу! Движение по улицам прекратить, населению укрыться!» Эта запись прозвучала за 900 дней 3091 раз. На первых порах служба оповещения передавала сигналы тревоги во все районы города. Но чтобы не держать в напряжении весь Ленинград, уже осенью 1941 года в мастерских ЛГРС была изготовлена специальная аппаратура, и с октября сигналы стали передавать только в районы, подвергавшиеся обстрелу.

Самым желанным для жителей осажденного города был звук фанфар и слова: «Отбой воздушной тревоги». После чего возобновлялось радиовещание.

Граммофонные пластинки, на которых были записаны голоса ленинградских дикторов Михаила Меланеда и Давида Беккера, объявлявших воздушную тревогу и отбой, а также звук сирены-генератора и фанфар, были записаны по заданию МПВО в самом начале блокады.

В документальной книге «Баллада о репродукторе» писателя Юрия Алянского есть такие строки: «Особую службу несли уличные динамики. Они были укреплены с таким расчетом, чтобы прохожий непрерывно находился в зоне их звучания: один динамик «провожал» пешехода, другой тут же «встречал» его. Так вели они ленинградцев тяжкими блокадными маршрутами улиц».

Был радиофицирован практически каждый дом. На центральных магистралях и площадях было установлено 1170 уличных громкоговорителей, линейные сооружения вместе с домовой, чердачной, лестничной и квартирной проводкой протянулись в общей сложности более чем на 7300 км. Для передачи сигналов тревоги включалось 400 мощных электросирен, запускаемых с ЦУС.

Трудно представить, каких усилий стоило сотрудникам ЛГРС поддерживать жизненно важную для города аппаратуру в исправном состоянии под бомбежками и обстрелами. Согласно сохранившимся данным, в период с сентября по декабрь 1941 года радиосеть была повреждена по 1177 адресам. В 1942 году она получала по 100 – 120 повреждений в сутки. Всего за время блокады сеть была существенно разрушена три раза и восстановлена вновь. Среди сотрудников ЛГРС бытовала поговорка: где снарядов разрыв – там линии обрыв. Каждый обрыв необходимо было срочно устранять.

В архиве ФГУП РСВО – ­наследника ЛГРС хранится ­уникальный документ – дневник за 1941 – 1942 гг., который вели бойцы и воентехники 3-й роты 374-го отдельного батальона связи, прикомандированные к Ленинско-Кировскому радиоузлу.

Вот выписка из журнала оперативного дежурного от 23 сентября 1941 года: «В 8 часов дан 140-й сигнал воздушной тревоги. В этот же день будет объявлено еще 9 воздушных тревог. В результате практически беспрерывных налетов и бомбежек были разрушены дома, серьезно повреждена трансляционная радиосеть. Военные техники выезжали к местам повреждений прямо во время налетов. Работы велись в темноте, в дождь, под разрывами фугасов и при вспышках зажигательных бомб».

Начальник МПВО Ленинграда в годы войны генерал-майор Емельян Лагуткин в своем очерке «Солдаты города-фронта», опубликованном в сборнике «По сигналу воздушной тревоги» (1974 г.), отметил, что сотрудники ЛГРС проявили много изобретательности и находчивости, исключительную оперативность, что дало возможность своевременно оповещать жителей города о надвигающейся опасности, ­благодаря чему тысячи людей были спасены от гибели.

Досье

За 1418 дней войны с Центральной усилительной станции было передано 649 сигналов воздушной тревоги, 3091 оповещение об артиллерийских обстрелах.

За четыре года войны кроме эксплуатационно-технического обслуживания станционных и линейных сооружений:

  • восстановлено и отремонтировано около 2200 км радиолиний;
  • построено вновь 192 км линий, значительное число из которых высоковольтные;
  • установлено 20 000 радиоточек по заявкам граждан, а также в больницах, госпиталях, воинских частях;
  • восстановлена и отремонтирована радиопроводка около 150 000 радиоточек.

За время войны коллективу ЛГРС 11 раз присуждалось переходящее Красное знамя ВЦСПС и Наркомата связи. Оно передано ЛГРС на вечное хранение. Свидетельством высокой оценки деятельности ЛГРС в 1941 – 1945 гг. является награждение всех ее сотрудников медалями «За оборону Ленинграда» и «За доблестный труд».


Валерий ВИКТОРОВ, фото из архива РСВО

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here