Для выставки в Русском музее отобрали уникальные вещи

Когда ударили морозы и выпал снег, то можно согреться душой в Корпусе Бенуа Русского музея, где открылась дивной красоты выставка «Платки и шали в России XVIII – XXI веков».

600 платков и шалей: шелковые, шерстяные, парчовые, кружевные, пуховые. Тканые, набивные, шитые золотом. Завораживающие сложными узорами, радующие яркими красками, которые сияют, горят, словно перья жар-птицы.

Мы видим эти драгоценные произведения народного искусства в витринах, на манекенах и на стенах, где они показаны, словно картины.

И на настоящих картинах! Когда заходишь в первый зал выставочной анфилады, тебя, словно хозяйка, встречает «Купчиха» Бориса Кустодиева, русская красавица в атласном платье, с небрежно наброшенной на руку цветастой шалью.

Как рассказала Наталья Ковалева, научный сотрудник – хранитель отдела народного искусства, одна из кураторов выставки, Русский музей обладает одной из самых больших коллекций платков и шалей (более тысячи экспонатов). Для выставки постарались отобрать только уникальные вещи – знаковые для того или иного центра народно-художественных промыслов, фабрики, времени. Выставка выстроена по хронологии – от конца XVII века до начала нынешнего столетия. По словам Натальи Ковалевой, на выставке показан только народный костюм – то есть крестьянский и городской, купеческий, священнический.

Дворяне остались за кадром, так как светского костюма в музее нет.

И все же встречаются мемориальные вещи, связанные, например, с императорской фамилией. Обратите внимание на красивый зеленый платок из шелка, изготовленный во второй четверти XIX века на фабрике Василия Левина. В его узоре можно заметить инициалы и дату, которые указывают на его памятное значение: он был изготовлен к свадьбе будущего императора Александра Второго и Марии Александровны.

В зале знаменитых колокольцовских шалей в витрине красуется уникальная вещь. Это шаль длиной четыре метра.

Фабрика статского советника Дмитрия Аполлоновича Колокольцова была основана в начале XIX века. Наряду с фабриками В. А. Елисеевой и Н. А. Мерлиной она считалась лучшей в России. Узор шалей был двусторонним. Достигалось это применением особо сложной техники ткачества.

Создавались они вручную крепостными мастерицами. Девушки быстро теряли зрение на этой работе. Известно, что хозяева мануфактур не бросали ослепших девушек, для них создавали богадельни, подыскивали женихов, давали приданое. Чтобы сделать такую шаль, необходимо было трудиться несколько лет. Эти шали берегли, носили на выход, передавали по наследству.

Целый зал отведен золототканым платкам. Крупными центрами этого ремесла были Нижний Новгород, Каргополь.

Бытует мнение, что все женщины в стародавние времена умели шить, вышивать, ткать. Это не так. Для того чтобы превратить одежду в произведение искусства, все-таки нужен талант. Из произведений Мельникова-Печерского «В лесах», «На горах» можно узнать, что богатые купцы заказывали приданое в монастырях. Там были мастерицы, которых с младых ногтей обучали искусству шитья, кроя, вышивания. Это был такой русский крестьянский «от кутюр».

С развитием промышленного производства, появлением текстильных станков, анилиновых красителей платок «шагнул в народ», стал доступен очень многим.

В залах, представляющих этот вид декоративно-прикладного искусства в XX веке, есть шарф, с которым связана трогательная история любви. Этот шарф вручную расписал для своей жены Павел Николаевич Филонов. У него не было денег ей на подарок, и он выразил свою любовь этим шарфом, над которым работал полтора месяца. Жена художника Екатерина Серебрякова так отозвалась о подарке в своем дневнике: «Паня стал рисовать мой шарф. Краски изумительные, преобладает вишневый цвет… Второй конец совершенно не похож на первый. Там – изумительная легкость рисунка, точно он парит, а нижний – основательный, как принцип камероновской галереи… Шарф красив до бесконечности».

Последний зал посвящен ярким павловопосадским платкам.

Как рассказала Наталья Ковалева, сегодня это единственное в России масштабное производство платков и шалей. Оно пережило множество эпох и модных веяний, а его продукция до сих пор востребована. Больше того, павловопосадский платок стал одним из брендов страны. И по-прежнему присутствует в моде, будь то коллекции нашего классика Вячеслава Зайцева или известного провокатора художественного руководителя дома Баленсиага Демны Гвасалия.

На вернисаже шали и платки можно было увидеть по ту и по эту стороны витрин. Многие посетительницы музея решили продемонстрировать свои сокровища. Больше всего было, конечно, павловопосадских платков. Но встречались и настоящие раритеты – например, одна дама надела свой старинный нижегородский платок, сплошь шитый золотом. Не выставка, а праздник.


Юрий ОБРАЗЦОВ, фото Татьяны ГОРД

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here