А подарки на МКС доставляет «грузовик»

Новый год любят встречать не только на Земле, но и в космосе, на борту МКС. Об этом «Вечёрке» рассказал Сергей РЯЗАНСКИЙ, космонавт, Герой России, ученый-биолог. Он побывал на орбитальной станции дважды, причем каждый из полетов длился несколько месяцев.

– Как на орбите принято встречать праздник? Накрывают ли космонавты новогодний стол?
– Шампанского, разумеется, у нас нет. А само празднование зависит от состава экипажей на станции. Мы собираемся за столом: каждый вытаскивает какие-то припасенные вкусняшки из контейнеров с едой. Дарим друг другу маленькие подарки, тоже припасенные заранее. Глобальных посиделок нет, но в этот день нам дается больше времени на переговоры с семьями.

На орбите жизнь протекает по Гринвичу, но поскольку во время моего первого полета, который пришелся на зимнее время, на станции был космонавт из Страны восходящего солнца, то праздновали сначала по японскому времени, а потом и по московскому времени собрались.

Елка на станции живет-поживает. Искусственная. Ее просто нужно достать со склада. Гирлянды с игрушками есть. В общем, все как у людей на Земле.

Западное Рождество, 25 декабря, также отмечаем, если на МКС есть американцы и европейцы. Мы присоединяемся: праздник коллег – наш праздник.

Дни рождения отмечаются. Маленькие сюрпризы коллегам-космонавтам готовим на Земле еще. А на «грузовике» (грузовом космическом корабле) на орбиту доставляются подарки от родных. Понятно, что «грузовики» летают не каждый день, поэтому на подарках есть надпись, что вскрыть только такого-то числа.

– Послушаешь вас, и получается – на орбите все есть. А чего все-таки не хватает?
– Мы мечтаем о самом простом – о возможности сходить в душ. Полгода обтираться влажными полотенцами – не самое большое удовольствие. Но даже к этому привыкаешь. По самому большому счету не хватает обычного человеческого общения, простых удовольствий, к которым мы так привыкли на Земле, что и не замечаем, как это здорово. Например, гулять по лесу, встречаться с друзьями. Я беру в полет снимки родных и друзей. И на орбите фотографирую эти изображения на фоне Земли. Вернувшись домой, дарю в благодарность за поддержку, что они как бы были со мной и в космосе.

– На каком языке говорят на МКС?
– На смеси русского и английского. Получается порой тарабарщина, но все друг друга отлично понимают. А вообще российские космонавты обязаны сдать экзамен по английскому, американские – по русскому, японские – по русскому и английскому.

– Можно ли с борта МКС свободно общаться с родными, друзьями?
– Да. Действует электронная почта по разрешенным адресам. Я могу звонить на любой номер телефона по спутниковой связи. Есть космический скайп: на Земле специальная программа для него устанавливается на любой гаджет – и раз в неделю я могу пообщаться с родными и близкими.

– Что сложнее: тренировки на Земле или пребывание в космосе?
– Для меня, поскольку по основному образованию я биолог, а не инженер, было сложно изучать все системы корабля и орбитальной станции. А самое трудное – и думаю, все космонавты меня поддержат, – ждать своего первого полета в космос. Это годы. Я полетел в космос через десять лет после зачисления в отряд космонавтов.

– Планируется, что в 2030 году первый россиянин ступит на поверхность Луны. Хотели бы вы стать им?
– Луна – хорошая промежуточная площадка для отработки будущего полета на Марс. Я сторонник именно марсианской концепции. Луна также может быть использована как обсерватория, ведь на Луне нет атмосферы и телескоп сможет дальше и лучше «видеть». Там можно отрабатывать посадку корабля, построить лунную базу, наладить жизнь на ней. Но хотелось бы двигаться в дальний космос. Надеюсь, что если самому не удастся полететь на Луну и Марс, то смогу узнать об этом еще при жизни.

– Внеземные цивилизации… существуют?
– Хотелось бы верить, что мы не одиноки во Вселенной. Думаю, что где-нибудь и когда-нибудь мы все-таки встретимся с добрыми, я надеюсь, инопланетянами.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here