Корреспондент «Вечёрки» проверил, насколько удобно путешествовать в Карелию новым маршрутом «Ласточек»

За окнами снежная круговерть, «Ласточка» уверенно летит через метель, вздымая снежные вихри. Мелькают, сливаясь в красочный калейдоскоп, ели Карелии, ее холмы, овраги, заснеженные дороги и домики. Светает поздно, нехотя. Мы тут же всем вагоном прильнули к высоким окнам: и немудрено – ведь чуть ли не каждый километр достоин кисти художника.

Красота и скорость

Скорость высока без преувеличений: до Каменногорска «Ласточка» с легкостью выжимает все свои 160 км/ч – ведь по тем же путям катается быстрый «Аллегро». Далее нас уверенно тянет магистральный тепловоз, причем скорость тоже неплоха – порядка 96 км/ч, притом что существует ограничение по рельсам и прочей инфраструктуре. К чему это я? Да к тому, что всего за четыре часа из сырого, пронизывающего до костей своей промерзшей влажностью Петербурга мы попадаем в настоящую зимнюю сказку: здесь пышными шапками на ветвях лежит снег, нежные снежинки, медленно кружась, ложатся на ресницы, этот воздух хочется пить большими глотками, а всю красоту, открывающуюся взору, стремишься запечатлеть в памяти навсегда. Но никакая камера не способна передать все, что ты здесь видишь и чувствуешь.

По выходным «Ласточки» везут пассажиров прямо до станции Маткаселькя – ее полностью восстановили для обеспечения этого маршрута. Отсюда до горного парка «Рускеала» недалеко – чуть больше 11 минут на автобусе по заснеженным серпантинам, узким мостам, под сводами клонящихся к земле хвойных красавиц. Кстати сказать, парк обеспечивает бесплатный трансфер туристов от станции и обратно. Но между тем никто не мешает сойти в той же Сортавале: дело выбора.

Мраморное чудо

Итак, куда же мы прибыли? Рускеальское мраморное месторождение – самое крупное из Приладожских. Оно занимает площадь в несколько десятков квадратных километров и разведано до глубины более пятисот метров. В 1770 – 1780-е годы рускеальские мраморы широко применялись архитектором Антонио Ринальди для украшения Мраморного дворца, Исаакиевского собора, триумфальных колонн в Царском Селе и Гатчине. С 1819 года в Рускеале возобновилась добыча мрамора для украшения нового Исаакиевского собора: тогда в главном карьере месторождения работали от 250 до 700 человек – бурильщиков, взрывников, каменотесов, мастеров, приехавших из разных регионов России.

С 1898 по 1939 год здесь добывали известь, декоративную крошку, щебень и облицовочные блоки. В то время добыча мрамора велась комбинированным способом – карьерами, шахтами и штольнями, в шесть горизонтов, три из которых были подземными. Общая длина подземных тоннелей составила несколько километров, а глубина трех шахт – по 40 – 55 метров. Во время Великой Отечественной добыча не велась, но в 1947 году вновь был запущен Рускеальский мраморно-известковый завод, который проработал до начала 1990-х. Здешний камень применялся для украшения различных сооружений в разных городах Советского Союза, в том числе и в Ленинграде – на станциях метро «Приморская» и «Ладожская». Разработка мрамора Рускеальского месторождения на участке «Рускеала-1» закончилась в конце 1980-х годов, но продолжалась еще некоторое время акционерным обществом «Рускеальский мрамор» на соседнем участке «Рускеала-2» в Отраккале. Лишь в начале 2000-х на заброшенном «итальянском» карьере новые владельцы пытались брать мраморные блоки на памятники и для реставрационных целей. В 2000 – 2001 годах была разработана концепция развития туристского объекта «Мраморные ломки Рускеала», которая и послужила основой для создания Горного парка «Рускеала», образованного в 2005 году. В летнее время в Горном парке проходят различные анимационные программы, организуются лазерные и фаер-шоу, можно поплавать на лодках по Мраморному озеру. Интересные праздничные мероприятия организуются и в зимнее время. Здесь развит популярный в наши дни экстрим-туризм – тролле́й (спуск по натянутому тросу на ролике) и спуск в провал.

Экскурсии «верхняя» и «нижняя»

– Сильная сторона горного парка – это экономика, – рассказывает Антон Юшко, председатель комиссии экоэффективного туризма, один из тех, кто стоял у истоков парка. – До нынешнего дня парк рос за счет своих ресурсов, партнеров. Государство стало помогать этому проекту около полутора-двух лет назад. Например, я очень благодарен коллегам из управления по туризму – мы пережили немало непростых моментов. Конечно, туризм развивается непросто, главная проблема – доступность, отсюда – локальность развития. До сих пор туристы сюда приезжали в жестком тайминге, с автобусными группами, всего на два-три часа, по довольно тяжелым дорогам. Теперь же у них в запасе целый день. «Ласточка» дает возможность оживить эту территорию, применить комплексные методики, превратить зону вокруг парка в локальный туристический центр. Несмотря на сложность логистики, количество туристов балансирует на цифре 300 тысяч человек в год. И поверьте, это очень много, особенно для территории, которая еще 15 лет назад считалась заброшенной техногенной свалкой.

Сейчас горный парк – это благоустроенный объект со всеми удобствами: в уютных деревянных домиках расположились кафе и гостевые службы, работают два маршрута. На верхнем живописная тропа проходит по бортам Большого карьера – Мраморного каньона, ведет в Итальянский карьер мимо Рускеальского провала. С первых десяти метров от пейзажей просто кружится голова: с видовых площадок любуешься отвесными скалами и деревьями, растущими на самом краю обрыва. Звенящий воздух, расчищенные дорожки то вверх, то вниз, лесенки и переходы.

…Солнце скрывается за тяжелыми глыбами снеговых облаков, опустившихся на верхушки елей, и все здесь пронизано тишиной и спокойствием, которые лишь изредка нарушает восторженный крик очередного туриста, пролетающего над каньоном на троллее.

Другой маршрут – подземный, состоит он из системы штолен и большого колонного мраморного зала с озером, которое просто гипнотизирует своей невероятной красотой. Нам выдают каски, спасжилеты, расписываемся за технику безопасности: все серьезно. Маршрут полностью благоустроен: в штольнях проложена удобная бетонная дорожка, водоотводы, а современная светодиодная подсветка превращает рукотворные подземелья в невероятное, космическое путешествие.

Здесь довольно влажно, круглый год держится стабильная температура – плюс пять градусов. По стенам, хранящим следы бурения различными способами, сочится вода. На подземное озеро, вокруг которого мы гуляем по специально проложенным мосткам, вообще льется подземный дождь, который к марту превратится в настоящую сталактитовую сказку. Впечатления глубокие, сложные.

– Возникает вопрос, почему так долго не открывался подземный маршрут, – рассказывает наш экскурсовод Марина Петрова, местная учительница истории и обществознания. – На месте, где сейчас находится шахтное бюро, была гора отвала отходов производства, вход в штольню был завален: потребовалось почти два года, чтобы найти устье штольни. Когда ее вскрыли, она была в ужасном состоянии. Команда Антона Юшко сначала в прямом смысле проползала, чтобы понять, можно ли здесь сделать туристический маршрут. Потребовались почти десять лет и огромный труд, чтобы благоустроить штольню и привести сюда первых посетителей.

Путевка в жизнь

На самом деле переоценить значение горного парка для местных жителей невозможно, подворачивается сравнение с мощными предприятиями советского времени, вокруг которых строились города. Только здесь история обратная: потрясающая бизнес-идея дала рабочие места и путевку в жизнь многим жителям небольшого населенного пункта.

– Местные здесь работают не только экскурсоводами, но и сотрудниками парка, следят за его состоянием. В летнее время здесь трудятся порядка трехсот человек, половина из них – молодежь. Для нас это очень актуально, поскольку проблема безработицы стоит очень остро, – рассказывает наша собеседница. – Для меня же, как учителя, горный парк – это возможность проводить здесь уроки: на верхнем маршруте география и история, а первое сентября этого года все 66 учеников нашей небольшой девятилетней школы встретили на подземном маршруте.

Марина – один из старожилов горного парка, прекрасно помнит, как все начиналось: местные учителя стали первыми экскурсоводами в молодом парке.

– Я помню, как велась подготовительная работа, строились ограждения, инфраструктура. Далеко не все жители тогда верили, что к нам кто-то вообще поедет, это казалось даже не мечтой, а фантазией. Все началось с одного маршрута вокруг Мраморного каньона, потом территория парка расширилась, появился длинный маршрут с посещением Итальянского карьера, Рускеальского провала. Сейчас построена уже новая подъездная дорога, грядет строительство нового приемного комплекса. На данный момент люди приезжают с разных концов страны, из-за рубежа. Для жителей это огромное подспорье!

Можно сказать, что горный парк стал трамплином в большую жизнь для многих школьников населенного пункта.

– Некоторые наши выпускники на примере горного парка еще в школе начали заниматься исследовательской работой и сейчас учатся в Горном институте: парк дал толчок, позволил определиться с интересом в жизни, – делится учительница. – Также на нашей территории есть центр спортивного туризма, туда дети приходили, вообще не имея опыта, теперь же они получают спортивное образование. Это очень хороший трамплин для молодежи! У подрастающих есть возможность поработать, глядя на то, как это все существует, кто сюда приезжает, они задумываются о том, что жизнь не ограничивается их деревней, есть куда стремиться, есть выходы в большой мир.

… Электричка, мерно покачиваясь, мчится в сторону Петербурга, впереди еще сотни километров, за окном стремительно темнеет. И пусть территориально мы еще не покинули пределы Карелии, я уже строю планы, чтобы сюда вернуться. 


Фото автора

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here