Открылась выставка к 100-летию Игоря Владимирова

В Музее-квартире актерской династии Самойловых на Стремянной открылась выставка к 100-летию Игоря Владимирова. Небольшая, в один зал и прилегающий к нему коридор, экспозиция к юбилею большого человека – актера, режиссера и педагога, который 40 лет возглавлял ­Театр имени Ленсовета.

На торжественном открытии собрались близкие, ученики, актеры Игоря Петровича. Театровед и критик Надежда Таршис заметила, что круглая дата заставила вновь обратиться к персоне Владимирова сегодня, когда видится его истинный масштаб: «Игорь Петрович был против любых клише, но как раз они его доставали – не столько, впрочем, его, сколько нас, преданных зрителей театра. В том числе клише о поверхностности ­Театра имени Ленсовета. И вот Владимирову сто лет, и с дистанции все видится иначе – Атлантида всплыла. А это действительно Атлантида. Он оставил целый архипелаг спектаклей – демократичных и глубоких одновременно, и в этом была специфика этого театра. И его музыкальные спектакли, которые кто только не топтал, были значительного содержания. А муза этого театра, Алиса Фрейндлих, как камертон настраивала его ­изумительную труппу».

Вскоре после того, как Владимиров возглавил Театр имени Ленсовета, он пригласил Фрейндлих, с которой уже работал в Театре имени Комиссаржевской. Алиса Бруновна прослужила в театре на Владимирском проспекте 22 года. Кстати, географическое положение на открытии не обошли вниманием: как сказал один из гостей, театр, который стоит на Владимирском проспекте, рядом с Владимирским собором, был по существу – Владимирским. Тем не менее это был и театр, репертуар которого строился на актрису, а в истории русской сцены есть два примера театра, который во многом держался на плечах актрисы Алисы: это еще и Камерный театр под руководством Александра Таирова, музой которого была Алиса Коонен.

Правда, Камерный ­театр вошел в «коллективное бессознательное» как оплот трагедии – прежде всего благодаря легендарным «Федре» и «Оптимистической трагедии», а репертуар Театра имени Ленсовета составляли преимущественно комедии, мелодрамы, а также музыкальные спектакли. Что не умаляет серьезности его искусства. Да и разве могло быть иначе, если в разные годы резонанс вызвали «Ромео и Джульетта» и «Преступление и наказание». Кстати, на открытии показали чудом сохранившиеся кусочки из телезаписи, и можно хотя бы «подглядеть», как Фрейндлих играет Катерину Ивановну, а об этой роли говорил весь театральный Ленинград. Знаковыми постановками были «Таня», «Мой бедный Марат» и «Старомодная комедия» по Алексею Арбузову, «Варшавская мелодия» по Леониду Зорину.

Символично, что сам приход Владимирова и Фрейндлих – это начало 1960-х, когда во всем искусстве статуарность и «классическая выправка» 1950-х сменились элегантностью и стильностью форм. В этом году в Русском музее проходила выставка искусства времен «оттепели», и не случайно один из театральных плакатов был плакатом Театра имени Ленсовета. Представлены плакаты и на этой выставке – яркие, минималистские и стильные.

– Я, может, и не стояла бы перед вами, если бы не попала в трепетные руки Игоря Петровича, – сказала Алиса Фрейндлих. – Как сильны его корни и сегодня: Театр имени Ленсовета до сих трепещет его страстью к музыке и страстью к слову, которое все больше уходит с подмостков, пьесу заменяет модное понятие «текст». Но что из спектаклей Владимирова снято на пленку? Всего ничего. Но я наде­юсь, что молодежь посмотрит хотя бы это и поймет, что уже в 1970-х озорничали так, как пытаются озорничать сегодня.

И все же с переходом «первой леди» в БДТ в 1983 году жизнь Театра имени Ленсовета сохранила высокий творческий градус. А как же: Алиса Бруновна – далеко не единственный пример необыкновенного чутья Владимирова на актеров. Труппу, собранную им, можно было, без сомнений, назвать одной из лучших в стране. В разные годы режиссер пригласил Михаила Девяткина и Георгия Жженова, Анатолия Равиковича и Леонида Дьячкова, Алексея Петренко и Виктора Харитонова, Ларису Малеванную и Ефима Каменецкого, Ирину Мазуркевич и Михаила Боярского, Елену Соловей и Анатолия Солоницына. В труппу влились и шесть поколений учеников Владимирова, среди которых нынешние корифеи театра Лариса Луппиан и ­Сергей Мигицко, Владимир Матвеев и Олег Леваков.

И еще экспонированы такие редкие и неожиданные вещи, как рубашечка, в которой крестили Владимирова, и свидетельство об усыновлении 1933 года, подтверждающее, что юный Игорь Владимирович Бабицкий усыновлен Петром Владимировым. Будущему режиссеру важно было сменить фамилию в связи с тем, что его родного отца репрессировали. 

Здесь еще немало интересного: фотографии из семейного архива и эскизы спектаклей, рисунки и «объемные» плакаты. Маленькие детали могут многое «выговорить» о большом человеке. А Владимирова так и называют: глыба-человек.


Евгений АВРАМЕНКО

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here