Главные герои выставки в Мраморном дворце – простые люди

Сто скульптур семи десятков авторов для одной выставки – это очень много. Но проект «Русские будни в скульптуре XIX – XX столетий», который представлен в Мраморном дворце Русского музея, не про умение художников работать с бронзой, деревом, гранитом и другими материалами разной степени податливости. Он – про смыслы.

Марина Стекольникова, куратор выставки, видит свою задачу в том, чтобы показать развитие «бытового» жанра в русской скульптуре со времени его появления в середине XIX века до наших дней. Это путь от чистого нарратива, простой повествовательности к усложнению смыслов, приобретению множества подтекстов.

«Будни» приходят в скульптуру, когда пафосный классицизм с античными аллегориями и атрибутами сменяется на изображение реальностей окружающей жизни. Хедлайнерами были передвижники с их гуманистической программой. На пороге ХХI века, когда само понятие «быт» поставлено под сомнение тотальным господством виртуального, разговор о бытовом жанре в скульптуре, наверное, закончен. Конечно, можно ваять «Мальчика с клавиатурой», но в любом материале это будет выглядеть жалко. Итак, 150 лет бытового жанра. Куратор предлагает путешествие, не настаивая на том, чтобы зритель останавливался у каждого произведения. Если ваше «зеленое» сознание протестует против убийства диких животных, смело обходите стороной «Травлю лисицы», «Струнку волка» и прочие охотничьи радости в скульптурах Николая Либериха. Достаточно посмотреть его же «Крестьянку с граблями верхом на лошади».

Если у вас стойкая аллергия на сельское хозяйство, можно пропустить телятниц и птичниц на работе и их же, поющих песни на отдыхе. Но следует посмотреть на три впервые выставляемые Русским музеем скульптуры – «Выход в море», «Сушка сетей» и «Улов». Они созданы Нинелью Богушевской и Даниэлем Митлянским из поливной гжельской керамики. Это памятник хрущевской оттепели. Поэтому «врубелевские» синие и золотистые тона не выглядят чужеродными. Они точно работают на образ.

Вас не трогают изображения солдатской казармы и отдыхающего рабочего в поздние семидесятые – обратите внимание на созданных в девяностые годы ангелов из дерева и щепы Гели Писаревой, ангела-хранителя шувалово-озерковской колонии художников. Они – навсегда.

Ключевыми точками маршрута представляются несколько произведений. Назову их в хронологической последовательности. «Ямщик» (1850) создан Наполеоном Жаком, автором памятника Петру I в Кронштадте, соратником Огюста Монферрана. Обычное повествование: стоит мужик в армяке, опершись на дугу.

«Московский извозчик» (1898) Паоло Трубецкого не случайно вызвал много критики. В замерзшем вознице, безнадежно ждущем клиента, которого мастерски изобразил скульптор, увидели символ отсталой, увядающей страны.

«Лиговка» (1928) Веры Исаевой – дуэт парня с тяжелыми кулаками и девушки означал появление советской бытовой скульптуры после десяти лет произведений революционной монументальной пропаганды.

Центральной для брежневских времен на выставке стала «Торговка семечками» Льва Разумовского.

«Вынос кота из продовольственного магазина» (1995) Михаила Едомского не про домашних животных. Эта деревянная скульптура про людей, которые по-разному живут или приспосабливаются в новых условиях.

Весной 2019 года Русский музей планирует показать выставку скульптуры XXI века. Это будет совершенно другая история.


Иван МОТЫЛЬКОВ, фото Татьяны ГОРД

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here