Центр рыбоводства в Ропше отметил 25-летие

Сегодня Селекционно-генетический центр работает по двум основным направлениям. Первое: выводит новые породы и породные группы рыб, выращивает племенную молодь (мальки, сеголетки, годовики и т. д.), которая затем передается в племенные хозяйства, где рыба развивается до товарного вида. Подчеркнем: речь идет о миллионах штук рыбы в год. Сейчас в центре выращивается 400 тысяч экземпляров молоди форели, большую часть которых уже ожидают в товарных хозяйствах Северо-Запада России.

Второе направление деятельности центра – воспроизводство рыбных запасов, например, здесь более десяти лет воспроизводят ладожскую палию, которая в природе сейчас практически не встречается. Но при этом учеными центра уже сформировано стадо ладожской палии. Селекционируют здесь даже каспийского лосося.

Известен центр и своей фирменной форелью: в Государственный реестр селекционных достижений России внесены две породы форели, созданные специалистами центра. Еще одна – «ропшинская золотая» – в настоящее время проходит регистрацию.

Автономность производства

В цехе неярко светят лампы, прохладно, влажно, пахнет водой и, что ожидаемо, рыбой. В огромных бассейнах плещутся, лоснясь черными спинами, форель и палия. Шумят насосы. Сложно представить, но здесь, под нашими ногами, – объем воды, сравнимый со средней речкой. Пробираясь по узким мосткам, перекинувшимся через бассейны, я слушаю рассказ Анатолия Лукина, начальника СГЦ.

– В 2007 году, попав в федеральную программу, этот участок прошел полную реконструкцию, – рассказывает Анатолий Александрович. – До нее этот огромный цех работал лишь с одной тонной рыбы, теперь же здесь сидит 30 тонн! Представляете?

Несмотря на важность объемов, здесь также применены установки замкнутого водоснабжения (УЗВ), и в настоящее время цех стал мощным рыбоводным хозяйством с автономной газовой котельной, инкубатором и четырьмя рыбоводными модулями: мальковым, выростным, маточным. Технология УЗВ позволяет нагревать небольшое количество ключевой воды и круглогодично поддерживать в рыбоводных емкостях оптимальный температурный режим – около 16 ⁰С.

– Благодаря УЗВ свежей воды требуется очень немного – всего 10 – 15 процентов, поступает она из подземной скважины, – отмечает Анатолий Лукин. – Большой плюс Ропши в том, что вода из подземных источников всегда имеет стабильную температуру 8 градусов.

Этапы взросления

Все начинается с искусственного оплодотворения икры сухим способом, то есть без воды, что повышает результативность процедуры: если без подробностей, то в большом тазу старательно и бережно перемешивают икру, сцеженную у самки, и половые продукты самца. Спустя несколько минут на поверхности таза образуется пена – явный признак того, что пошел процесс образования зиготы. Спустя пять минут икра отправляется на промывку в инкубатор – очистку от ненужных субстанций.

Ровными рядами на стойках зеленые лотки: в некоторых уже резвятся стайки мальков. Это инкубационные аппараты горизонтального типа.

После того как икра заложена, за ней ведется ежедневное наблюдение: отбираются мертвые икринки, показатели собираются в процентные соотношения, эти данные обрабатываются, что позволяет делать прогнозы по рыбам – производителям икры.

– Это тот момент, когда уже ведется селекция, – поясняет научный сотрудник. – Например, есть одна рыба, которая характеризуется большей плодовитостью, другая – быстрым соматическим ростом. Скрещивая их, мы получаем больше потомства и больше мяса. Но стоит понимать, что процесс этот очень долгий: устойчивый результат виден через несколько поколений рыбы, то есть через семь – десять лет. Производители, которых вы здесь видите, это результат пяти лет работы.

Из инкубатора, по достижении определенной массы, личинка попадает в выростной модуль, а затем рыба переходит в маточный – для дальнейшего содержания. Все модули полностью изолированы друг от друга, что позволяет решить проблему с карантинизацией.

16 лет работы

Особой гордостью селекционного центра является золотая форель – результат шестнадцати лет работы: объясняется столь долгий процесс тем, что генетический признак должен быть хорошо закреплен.

– В свое время потребитель был заинтересован в получении форели более темного цвета, нежели адлеровская, янтарная, – рассказывает Анатолий Лукин. – Мы ее вывели. Но получилось так, что в мышцах этой рыбы содержится много больше каротиноидов и она подвержена целому ряду заболеваний. Более того, побочным продуктом селекции стала форель и голубого цвета, и крапчатая. Сейчас на заказ можно сделать что угодно. Были бы деньги и оборудование.

По словам руководителя, центр сейчас на проведение научной работы зарабатывает сам. С генетическим оборудованием все сложнее – оно стоит невероятно дорого, поэтому рыбоводы кооперируются с различными академическими институтами, такими как Архангельский научный центр, Московский институт генетики. Но мечтают ученые о непосредственной работе на уровне генов – генной инженерии, что помогло бы выводить рыбу устойчивую к конкретным заболеваниям.

Есть и планы на будущее.

– Нужно увеличивать мощности, создавать дополнительные площади, привлекать специалистов, – делится Анатолий Александрович. – Это позволит более эффективно работать в рамках задач, которые нам ставят рыбоводы: это и рыба, устойчивая к заболеваниям, и вакцины, и рыба с быстрым ростом.


Фото Сергея НИКОЛАЕВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here